Православный календарь
Рекомендуем посетить
Музыковский Покровский мужской монастырь Херсонской епархии
УПЦ

НОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Расписание богослужений в Свято-Духовском кафедральном соборе на январь 

 

 

Херсонский Благовещенский женский монастырь

 

История обители

Благовещенский общежительный женский монастырь находился в 12 верстах (12,8 км) на северо-запад от города Херсона в живописном месте на полуострове, между озерами Белое и Безмен, и относился к числу известных обителей Новороссии.

В 1856 г. Лев Балтазарович Скадовский (1814 – 1886) выделил 280 десятин под благотворительное учреждение - приют для девиц бедного сословия и вдов, что и послужило началом будущего монастыря. Сначала в приюте нашли пристанище 3 монахини и более ста душ бедных, питающихся монастырским хозяйством, которым руководила почтенная игумения София. Сестры занимались сельским хозяйством и постепенно обустраивали новое место, закладывая фундамент в будущий, славившийся своим благолепием, монастырь. На территории приюта были построены жилые помещения и хозяйственные постройки, разбит сад. К 1866 году здесь уже насчитывалось 165 насельниц, которые своим трудом во славу Божию зарабатывали на пропитание себе и немощным или малолетним сестрам. Место было красивым и тихим, сестры славились своим благочестием и трудолюбием, поэтому сюда шли из разных мест Херсонской губернии.

Точных данных о существовании первой церкви и времени ее закладки нет, однако, опираясь на традиции, можно предположить о существовании здесь временной деревянной церкви или часовни.

Только через 12 лет община смогла приступить к строительству каменной церкви. В 1868 г. была заложена, а 19 февраля 1869 г. освящена Свято- Троицкая церковь. Храм был одно-престольный, теплый, каменный, крытый железом небольшого размера.

Через 27 лет существования общины по представлению правящего архиерея, в 1883 г. Святейший Синод принял постановление о разрешении монашеской общине именоваться женским общежительным Благовещенским монастырем.

К этому времени обитель уже окрепла экономически и духовно. Монастырь был хорошо известен. Сюда приезжало и приходило большое количество паломников. В монастыре была школа для девочек, мастерские, где работали вышивальщицы, швеи и пр., гостиница для паломников, библиотека.

Благовещенский храм

Имея своей Покровительницей Царицу Небесную, в монастыре не было храма по имени своему. К тому же небольшая существующая церковь уже не отвечала потребностям разросшегося монастыря. Монахиня Евфросиния, временному управлению которой тогда вверен был Благовещенский монастырь, обратилась с просьбой к Высокопреосвященнейшему Сергию, Архиепископу Херсонскому и Одесскому о благословении на строительство нового храма в монастыре. И, получив разрешение6 июня 1891 г., приступила к подготовке строительства храма. Настоятельницу Евфросинию не смущали малые финансовые возможности монастыря, имея крепкую веру в помощь Божию и покровительство Богородицы, она приступила к строительству. Для помощи настоятельнице был создан строительный комитет: председатель - священник Николай (Автономов), казначей монастыря монахиня Феофания, благочинная монахиня Поликсения и экономка монахиня Августа. Строительство храма велось около пяти лет.

Новый каменный трех-престольный пятикупольный храм превзошел все ожидания и оказался украшением обители, прекрасно вписавшись в окружающую природу. Величественный по виду и изящный по красоте он был построен в византийском стиле. Главный престол освящен в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, правый - в честь Рождества Иоанна Предтечи, левый - в честь вмч. Георгия Победоносца. Освящен собор был 13 октября 1896 г. архиерейским служением Высокопреосвященнейшего Иустина, Архиепископа Херсонского и Одесского в сослужении Преосвященнейшего Мемнона, викария Херсонской епархии.

Кромесобора к 1897 г. были построены: надвратная колокольня, также выдержанная в византийском стиле, гостиница на 16 отдельных помещений, новое более просторное здание для монастырской школы с интернатом, стены с трех сторон монастыря и двумя башнями по углам. Всего к концу XIX века на территории монастыря было два каменных храма, колокольня с двумя жилыми помещениями при ней, каменная трапезная с верхним деревянным этажом, 16 зданий для келий, здание школы-приюта, 5 жилых строений вне монастыря и 4 здания для экономических служб.

Троицкий собор

В 1900 г. на внешнем дворе, сразу за монастырскими стенами, заботами игумении Евфросинии был заложен Свято-Троицкий собор, рассчитанный на 800 человек и имевший довольно гигантские размеры. Проект этого собора выполнил херсонский архитектор Казимир Квинто. Храм был заложен 30 июля 1900 г. Преосвященным Мемноном, Епископом Новомиргородским, и имел три придела: правый придел в честь Владимирской иконы Божией Матери, а левый - в честь прп. Евфросинии Полоцкой. Увенчивался собор 17 позолоченными куполами. Архитектура храма выдержана в русском стиле. Для строительства использовался штучный и бутовый камень. Длина храма составляла 23,2/3 сажени, ширина – 12 сажень, высота – 9,5, а вместе с куполом около 20 сажень.

Росписи собора копировали фрески храма Христа Спасителя в Москве, Владимирского собора в Киеве и церквей Киево-Печерской Лавры. Их выполнили живописцы, приглашенные из Москвы. Фрески собора производили на современников сильное впечатление. К моменту освящения храма в городе Херсоне в типографии Ходушиной вышла в свет книга с многочисленными фотографиями, посвященными росписи Свято-Троицкого собора с исчерпывающей информацией о месторасположении каждого сюжета и его духовном содержании.

Освящение нового собора было назначено на 18 августа 1909 г. и было очень торжественным. 16 августа в семь часов утра Преосвященный Сергий, Епископ Новомиргородский, и Предводитель дворянства Херсонского уезда Георгий Львович Скадовский встречали, прибывшего в монастырь Владыку Димитрия, Архиепископа Херсонского и Одесского. В монастыре гостей встречала игумения Раиса с сестрами. На торжество собралось большое количество верующих, не только из ближайщей округи, но и из Херсона, Одессы, Николаева и Бизюковского монастыря.

В храме Благовещения Пресвятой Богородицы Владыкой Димитрием был отслужен благодарственный молебен пред чудотворной Касперовской иконой Божией Матери, привезенной в обитель накануне. В три часа дня Касперовский образ Богородицы был перенесен крестным ходом в новый Свято-Троицкий собор. Перенесение иконы, служение малой вечерни и чтение акафиста пред Чудотворным образом совершил наместник Свято-Григориево-Бизюкова монастыря архимандрит Вениамин в сослужении иеромонахов и белого духовенства. В 6 часов вечера начался благовест ко всенощной. Собравшихся на этот праздник было так много, что даже новый храм не смог вместить всех, поэтому заканчивалась служба во дворе монастыря, когда Владыка Димитрий и Преосвященный Сергий при пении полиелея в сослужении 14 священников вынесли чудотворный Касперовский образ Божией Матери, образ Святой Троицы и Евангелие. В 8 часов утра на следующий день началось освящение храма. Освящение Престола и Антиминсов совершил Владыка Димитрий, а Преосвященный Сергий крестным ходом в свое время перенес св. мощи из старого собора ко вновь освящаемому. У паперти св. мощи из рук Преосвященного Сергия принял Владыка Димитрий и совершил с ними обхождение вокруг собора. Владыка Сергий в это время окроплял собор снаружи. После окончания службы началось чтение часов и совершение Божественной литургии. Владыке Димитрию сослужили Преосвященный Сергий и 12 протоиереев и иереев. Торжество освящения храма закончилось многолетием благодетелям и праздничным обедом. Особую благодарность выразила настоятельница монастыря игумения Раиса Георгию Львовичу Скадовскому: «Вы были не только благодетелем нашим, но первым тружеником. Вы своей энергией, своей неутомимостью победили все препятствия и храм, можно сказать, воздвигнут вашими трудами. Да вознаградит вас Господь за это святое дело». Сын блестяще завершил, начатое отцом дело. Лев Балтазарович, выделив землю под приют, положил начало монастырю, а Георгий Львович украсил его жемчужиной — Свято-Троицким собором.

В монастыре особо чтили память о благотворителях и жертвователях. За старым трапезным храмом Святой Троицы было расположено кладбище для благодетелей, а с правой стороны нового собора была усыпальница Льва Балтазаровича Скадовского. С левой стороны этого же собора покоился прах первой игумении монастыря Евфросинии в специально построенной усыпальнице. В основном к началу XX в. монастырский ансамбль сложился полностью и составлял единое целое, удачно вписанное в окружающий ландшафт.

Смутное время

Приближалось время, о котором Господь еще перед началом строительства Свято-Троицкого собора открыл своим угодникам. Одна из монахинь в последствии рассказывала, что перед революцией в Херсоне жила матушка Феодора (в прошлом - вдова полковника). Она была духовной дочерью архимандрита Варсонофия (Юрченка). Когда в 1900 г. началось строительство собора, она говорила: «Строят собор, а выстроят детский дом».

Хозяйство Благовещенского монастыря было, прежде всего, основано на труде насельниц, хотя небольшие участки земли они и сдавали крестьянам в аренду, но садоводство, огородничество, пасека было делом их рук. Уже не говоря о том, какое разнообразие ремесел было развито в обители. Монастырь обеспечивал продуктами питания, не только себя, но помогал неимущим в округе.

Когда наступили смутные времена, монастырь, будучи самодостаточным и не владея большими материальными ресурсами, на очень короткое время оказался вне бушующего кровавого потока революции. Хотя туда и заглядывали разнообразные воинские формирования, но особого ущерба им не наносили. Считая себя по праву трудящимися, сестры монастыря создали артель, наивно рассчитывая, что с советской властью можно ужиться. В монастыре к этому времени уже осталась треть насельниц, кто мог, ушел еще в 1919 г. Осенью 1920 г. монастырский приют перешел в ведение Унаробраза, и вместо него был устроен детский городок им. Петровского, но на службе в нем, по-прежнему, оставались члены общины, отказавшиеся от вознаграждения за свой труд. В 1920 г. монастырское хозяйство во всеми угодьями (325 дес. пахотной земли, 5 десятин огородной поливной, 2 дес. огородной не поливной, 3 дес. фруктового сада, 1/2 дес. виноградника, 79/4 дес. под выпасом, а всего 415 дес.) было национализировано и объявлено культсовхозом под названием «Пролетарская жизнь», обслуживание и управление которым, по-прежнему, оставалось в руках сестер.

В связи с изменениями в экономической политике Советской власти, монахини взяли это хозяйство в арендное пользование на 5 лет по договору от 26 сентября 1921 г. Получив хозяйство во время небывалой хозяйственной разрухи и в год абсолютного неурожая, они создали артель «Благмон» (это название сохранилось и до ныне у местного населения) и неимоверными усилиями поддерживали его на прежней высоте. Естественно было ожидать, что рано или поздно власти не потерпят существования монахинь рядом, тем более, что хозяйство было налаженное, ухоженное.

В феврале 1921 г. на должность заведующей детского городка была назначена партийная работница А. Онищенко, которая поклялась расстроить жизнь общины и, стремясь к поставленной цели, она не разбиралась в средствах. Разнообразные комиссии, которые она вызывала, производили обследование жизни артели, создавали перебои в работе и тормозили ее хозяйственные дела. Первыми были удалены от занимаемых должностей воспитательницы, затем учительницы и, наконец, технические служащие. В 1922 г. детскому городку им. Петровского, по их претензии, Губисполкомом было выделено из общей площади в 415 дес. артельной земли 50 десятин пахотной земли и 2 дес. сада в пользу детского городка, вся остальная земля пока была оставлена за артелью. Однако это не удовлетворило заведующую детским городком, и когда она пошла на повышение и заняла должность в Унаробразе г. Херсона, то вместо себя она оставила своего мужа. Незамедлительно после перехода ее в Херсон, заведующим Унаробраза тов. Мирским было возбуждено ходатайство перед Губисполкомом о расторжении договора, заключенного Губкомземом с артелью. На основании постановления Губисполкома от 21 марта 1922 г. нарушенный договор с артелью был переработан и в несколько измененном виде вновь подписан 27 марта. В тоже время были подписаны еще два документа, следующего содержания: «Выселение монашек Благовещенского монастыря для открытия детского городка принципиально признать необходимым. Выселение считать мероприятием, необходимым для помощи голодающим детям. Для проведения операции привлечь ближайшие ячейки, которые должны будут разъяснить крестьянам важность данного мероприятия, как наиболее реальной борьбы с голодом. Для операции привлечь всю организацию, которая соберется на военное обучение 25 марта».

Разорение обители

Вернувшиеся 28 марта из Херсона уполномоченные артели с подписанным новым договором узнали о начавшемся 25 марта разгроме их хозяйства по предписанию и при деятельном личном участии председателя местного Уисполкома Радченко. Он, во главе отряда из 300 человек вооруженных красноармейцев, курсантов и женщин-коммунисток, явился в Благовещенскую общину с требованием немедленного очищения всех помещений членами артели и оставления ими территории бывшего монастыря. На возражение членов артели о незаконности и несправедливости подобного требования, он осыпал их оскорблениями, объявив их арестованными. В виду их отказа следовать под арест, силою оружия они были загнаны в холодное пустое помещение лавки. Здесь каждую арестованную стали тщательно обыскивать.

В тоже время остальные красноармейцы, рассыпавшись по территории артели, занялись обыском имущества членов артели. Во время обыска забирались съестные припасы, которые прямым путем отправлялись на кухню. Забрали и съели даже посевной материал. Помимо продуктов грабились обстановка, белье и одеяла членов общины. Была уничтожена библиотека монастыря.

На третий день был отдан приказ всем членам общины разойтись по своим помещениям, после чего начался новый обыск, закончившийся изгнанием их из помещений за ограду монастыря. Снова при обыске были издевательства, оскорбления, покушения на изнасилование. Затем вручив каждой по небольшому узелку с жалкими остатками имущества, приказали навсегда удалиться из бывшего монастыря. В виду решительного нежелания насельниц обители покинуть свой дом, красноармейцы прибегли к силе, вытаскивая их за руки, волоча по земле, били прикладами. Крик, плач, брань, стон и удары слились в один сплошной потрясающий душу вопль.

Некоторые из красноармейцев и женщин-коммунисток оказались не столь сильны в своей революционной озверелости и, не выдержав происходящей расправы с монашествующими, ушли. Однако процесс шел своим чередом, выгнанные за ограду сестры, среди которых было много слабых и больных, трое суток оставались под открытым небом. Из 450 монахинь, пребывавших в стенах монастыря в 1919 г., осталось лишь 180, половина из которых была преклонного возраста. 30 марта силою оружия их загнали в небольшие пристройки за оградой монастыря, где они вынуждены были размещаться по 20-30 человек в небольшой комнате, не имея возможности лечь даже на пол. При этом здесь могла разместиться лишь половина всех сестер общины. Войска, занимающие монастырь продолжали громить его.

Разобравшись с насельницами монастыря, советская власть занялась имуществом и зданиями. После закрытия храмов их начали уничтожать.

Разрушение храмов

3 июля 1928 г. президиумом ВУЦВК решено Благовещенскую и Свято-Троицкую церкви использовать под культурно-просветительские учреждения, ссылаясь на то, что они нуждались в капитальном ремонте и угрожали безопасности окружающих. Церковное имущество распределялось по-разному. Большая часть безвозвратно была уничтожена, и лишь меньшая передана другим приходам.

После разрушения куполов, храмы использовали под склад для хранения зерна, мастерские по ремонту автомашин и тракторов, кухню, столовую, где готовили пищу для кормления воспитанников Детского городка.

Затем уже с 1930 по 1936 гг. уничтожению подверглись и помещения храмов. Их снесли, и к концу 30-х годов от храмов, величественно возвышавшихся во всей своей красоте и благолепии, не осталось и следа. Камень разобранных церквей отправляли в Белозерку и в другие места. Даже монастырские кладбища, которые находились на территории монастыря и за его пределами были разрушены и перекопаны. На месте, где находился один из уничтоженных храмов, установили памятник Ленину. С 1945 по 1957 годы на территории монастыря находилась школа механизаторов (по другим данным -  Белозерский специальный детский дом №3 для детей фронтовиков, погибших во время Великой Отечественной войны), а затем было создано ПТУ № 6, которое находится там и по этот день.

Дальнейшие судьбы насельниц

По разному сложились судьбы монахинь Благовещенского монастыря, часть из них нашла приют в храме Рождества Богородицы (Греческая церковь) в г. Херсоне, где в 1950 г. служил архимандрит Варсонофий (Юрченко), ныне прославленный в лике святых. Других приютили в храме Всех Святых (кладбищенская церковь), Свято-Духовском, Успенском и Екатерининском соборах. Усердием архимандрита Варсонофия были куплены два дома для инокинь и послушниц Благовещенского монастыря и других закрытых обителей.

Известно также, что уже в советское время монахиня Благовещенского монастыря Евфалия с большим мастерством писала иконы имеющие сходство с росписями Свято-Троицкого собора. Инокиня Констанция, жившая при Греческой церкви, также искусно писала иконы. Эти иконы и сейчас находятся в разных храмах города Херсона и области. В Киндийской церкви Рождества Богородицы до конца своих дней подвизалась другая насельница монастыря – инокиня Олимпиада. Она несла послушание алтарницы и просфорницы.

Скорбь и печаль от расставания со своей любимой поруганной обителью, сестры излили в строчках стихотворения:

Прощание с обителью

 

Прощай же, обитель Святая,

Прощай, наша мать, навсегда,

Тебя нам, обитель Святая,

Не видеть уже никогда.

 

Умолкли в церквях твоих речи

И звон колокольный утих,

Погасли лампады и свечи,

Не слышится пение в них.

 

Ушли в непроглядные дали

Все братья и сестры твои,

Все те, что тебя созидали

И отдали силы свои.

 

Теперь ты пуста, одинока,

И нас не зовешь ты к себе.

А мы на чужбине далекой

Льем слезы в тоске по тебе.

 

И нет уж надежды возврата,

Святая обитель, к тебе.

Горька для нас эта утрата,

Но кто не покорен судьбе!

 

Послал нам Господь испытанье,

Враг отнял обитель у нас,

И вот мы томимся в изгнанье,

О, Господи, вспомни о нас!

 

Живя нерадиво, небрежно,

Прогневали, Боже, Тебя,

Прости нас и дай нам надежду,

Что встретимся мы у Тебя.

 

Житейское море пред нами,

В нем пристани нам не найти.

Разбит наш кораблец волнами

И нет уж надежды спасти.

 

Прощай же, обитель Святая,

Прощай, наша мать, навсегда,

Тебя нам, обитель Святая,

Не видеть уже никогда!

 

Начало возрождения обители

31 мая 2007 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви, на основании Рапорта Высокопреосвященнейшего Иоанна, Архиепископа Херсонского и Таврического, принял решение о возрождении Благовещенского женского монастыря в с. Приозерное.

7 декабря 2009 г. надвратная часовня Благовещенского женского монастыря была возвращена Херсонской епархии Украинской Православной Церкви.

На праздник Благовещения, 7 апреля 2010 года, Архиепископ Херсонский и Таврический Иоанн совершил первую Божественную литургию у стен этой часовни, а с 23 апреля начались строительные работы по ее восстановлению.

30 мая 2010 года, в Неделю Всех Святых,  Правящим архиереем был освящен крест, который был установлен на куполе Благовещенского храма (бывшей часовне).

Параллельно со строительными работами в храме было начато строительство временных жилых построек для насельниц обители.

29 августа 2010 года состоялось освящение Благовещенского храма обители. Торжественное богослужение возглавил Высокопреосвященнейший Архиепископ Херсонский и Таврический Иоанн в сослужении духовенства Херсонской епархии. Торжество собрало множество людей. Крестным ходом шли верующие из прилежащих Белозерки и Камышан. Множество народа из Херсона и области прибыло на это святое место, чтобы взять участие в историческом событии.

После многих лет запустения обитель возрождается, что вселяет надежду на духовное возрождение нашей земли, на победу света над тьмой, добра над злом, правды над ложью.

 

Престольные праздники обители

(по новому стилю)

 

7 апреля – Благовещение Пресвятой Богородицы

6 мая – вмч. Георгия Победоносца

 

- День Святой Троцы

 

5 июня – прп. Евфросинии Полоцкой

 

7 июля – Рождество св. Иоанна Предтечи

 

 

29 августа – Нерукотворного Образа Спасителя

 

(Праздник Обновления обители)

8 сентября– Владимирской иконы Божией Матери

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

СЛОВО ЕПИСКОПА ДАЛМАТА, СКАЗАННОЕ ПО СЛУЧАЮ ПЕРЕИМЕНОВАНИЯ ЖЕНСКОЙ БЛАГОВЕЩЕНСКОЙ ОБЩИНЫ В ОБЩЕЖИТЕЛЬНЫЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

«Если кто даст обет Господу, или поклянется клятвою, положит зарок на душу свою, то он не должен нарушать слово свое, но должен исполнить все, что вышло из уст его» (Числ. 30:3)

Слышите, Боголюбезные сестры, чего требует Господь от тех людей, которые дают обеты Ему? Слышите: если кто даст обет Господу, то не должен нарушать слово свое, но должен исполнить все, что вышло из уст его.

Сам Господь наш Иисус Христос, желая начертать Своим последователям образ совершеннейшей жизни по идеалу высших заповедей Евангельских, указывал на эти заповеди не как на правило, обязательное для всех, а как на совет, предлагаемый для немногих и только избранных. Он так говорит Своим ученикам: могий вместити, да вместит (Мф.19:12).

Поэтому опять повторяю и даже прошу вас: всмотритесь в самих себя, испытайте свои наличные силы, проверьте желания сердца своего и стремления духа, - и только тогда, - когда вы действительно найдете себя могущими поднять бремя монастырской жизни и стать в ряды великих подвижников и подвижниц, прославленных Святою Церковью, решайтесь возложить на себя обеты иноческой жизни, и да будет Бог в помощь вам!

Но что будет с вами, если этот мир с его прелестями, от которого вы отречетесь перед Богом и людьми, будет снова увлекать и привязывать вас к себе? Что будет, если вы из-за своих высоких оград и стен монастырских, из-за своих затворов крепких, станете опять услаждать свою душу и сердце его обаятельными соблазнами и искушениями? Что будет, спрашиваю, с вами самими, если вы, добровольно давши обеты монашества, окажетесь не в состоянии исполнить их? Ведь вы тогда неизбежно погубите самих себя; мир и люди станут презирать вас; Сам Бог отвратить лицо Свое от вас и сугубо накажет вас вашими же обетами.

Помните, Боголюбезные сестры, ту истину, что сущность монашеской жизни, а следовательно и спасения вашего, - состоит не в одеждах ваших черных, не в частых ваших собраниях для урочных Богослужений и молитв, не в уединении и воздержании, - не в наружной обстановке вашей жизни и соблюдении внешних уставов монастырских, - нет! Вы должны явить истинное иночество пред Богом, в глубине душ ваших, в существе вашей внутренней жизни, в действительно подвижническом настроении вашего ума и сердца и всей совокупности ваших дел. Тогда только вы окажетесь близкими к Богу и Его Царствию, тогда только вы будете достойно почтены от людей, когда вы возможете показать всю красоту и высоту иночества в полном осуществлении его идей, в высоко-нравственных ваших совершенствах: когда явитесь перед глазами мира во всей чистоте девственного целомудрия, во всем бесстрастии Евангельского нестяжания, во всей глубине не только казаться, а на самом деле быть по духу и жизни далекими от мира, выше его, спокойнее и счастливее в душе. Тогда только и мир поймет, что вы действительно имеете в себе такое неоценимое сокровище, которого нельзя приобрести, живя в мире и с миром.

Так, вот, видите ли? Истинное монашество состоит не во внешнем только виде его и наружном исполнении суровых правил и уставов, а в глубоком и искреннем проникновении ума и сердца идеалами монашества и полном осуществлении их. Для более наглядного уяснения представления вашего об истинном и ложном монашестве приведу в заключение своей беседы с вами сказания о жизни инокинь двух исторических лиц: учителя Церкви Тертуллиана и отца нашего Иоанна Златоуста. Говорят они об одном и том же предмете, но говорят совершенно различное.

Тертуллиан, например, пишет: «Посмотри на сестер наших, которых имена у Господа: не взирая ни на красоту, ни на возраст, они предпочитают чистоту девства супружеству, хотят лучше быть невестами Божиими, для Бога прекрасными, для Бога девами. Они навсегда приобрели себе благого Господа и на земле уже причисляются к лику Ангельскому».

Совсем иными красками описывает святой Златоуст жизнь и поведение монахинь, которые под толстыми тканями своих одежд соперничали кокетством с светскими женщинами, покрытыми золотом и шелком. «Взгляните, - говорит он, - на эту «девственницу», одежды которой дышат негой, туника которой ослаблена и влачится: в ее походке, в звуках ее голоса, в движении ее глаз, как и в одеждах, не видится ли смертоносный яд, палящий взоры, вызывающий страсти и уготовляющий гибель для проходящих мимо? Можно ли ей дать имя девственницы? Не примете ли вы ее скорее за одну из развратниц?  И, действительно, она опаснее последних».

О, как бы я желал, Боголюбезные сестры, чтобы и ваша жизнь была похожа на жизнь тех сестер, о которых упоминает Тертуллиан и совершенно чужда была того нравственного растления, тех постыдных пороков, которые обличает святой Златоуст в монахинях своего времени. Думаю, что это желание не мое только личное, а и всех нас, желающих видеть видимые знаки благоволения Божия в вашей святой обители. Аминь!

Опубликована: 12.07.2015