Православный календарь
Рекомендуем посетить
Музыковский Покровский мужской монастырь Херсонской епархии
УПЦ

НОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Расписание богослужений в Свято-Духовском кафедральном соборе на НОЯБРЬ

Ночные литургии в Свято-Духовском кафедральном соборе в декабре - в ночь с 21 на 22 (с четверга на пятницу) и в Новогоднюю ночь с 31 на 1 (с воскресенья на понедельник)

Молитва о мире в Украине

Томос о даровании Украинской Православной Церкви самостоятельности в управлении

Обращение Патриарха к министру юстиции по вопросу независимости УПЦ

Официальные документы Украинской Православной Церкви относительно ситуации в нашей стране

30 ноября 2017 года в конференц-зале Херсонской епархии (ул. Преображенская, 36) состоится семинар по основам социального служения для священнослужителей, волонтеров и социальных работников храмов

Благотворительная акция «ПОДАРИ ПОДАРОК СИРОТЕ»

В рубрике "Акафисты" размещен Акафист святителю ИОАСАФУ БЕЛГОРОДСКОМУ, изданный в ноябре в Херсонской епархии

СОБОР ХЕРСОНСКИХ СВЯТЫХ

 

 

Святитель Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический (+ 1857) (в миру Иван Алексеевич Борисов) родился 15 декабря 1800 года в городе Ельце Орловской губернии в семье священника Успенской церкви Алексия Борисова.

Родители преосвященного Иннокентия были люди простые, доброй жизни. Отец Алексий Борисов получил домашнее образование. Из низших степеней клира он дослужился до священника и старался в частых проповедях донести до прихожан слова отцев и учителей Церкви.

Мать преосвященного Иннокентия, Акилина, была женщина неграмотная, но умная и набожная. Крест и молитва были главным основанием всей её жизни, всех её мыслей, действий и поступков. У неё была своя домашняя аптека, состоявшая из разных трав и цветов, росного ладана, благословенных хлебов, елеев от чудотворных икон, Богородичных просфор и подобных сим священных предметов. Ими она врачевала себя и своих детей. В родительском доме Иван изучил славянскую азбуку, Часослов и Псалтирь и научился письму.

В 1819 году Иван Борисов окончил курс семинарского учения с отличным успехом и поступил в Киевскую Духовную Академию. Здесь он предался изучению наук с таким жаром, что иногда целые ночи проводил за книгой. Повинуясь внутреннему призванию, более всего занимался он составлением и обработкой проповедей.

В 1823 году 23-летний Иван Алексеевич окончил полный курс академического учения первым магистром и был определён в Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию на должность инспектора и профессора Церковной истории, но не прошло и трёх месяцев, как он занял и должность ректора Санкт-Петербургского Александро-Невского Духовного училища. Здесь же он принял пострижение в монашество с именем Иннокентий и был рукоположен в иеромонаха.

В декабре 1824 года отец Иннокентий назначается бакалавром богословских наук в Санкт-Петербургской Духовной Академии, а через несколько месяцев её инспектором и экстраординарным профессором. В марте 1826 года он возводится в сан архимандрита.

Лекции свои отец Иннокентий обыкновенно преподавал наизусть. Он внимательно следил за современным состоянием и успехами естественных наук, и в его воззрениях эти знания не только не противоречили, но наилучшим образом служили богословию.

В свойствах своей любвеобильной души архимандрит Иннокентий черпал искусство скреплять в среде профессоров добрую общительность и повсюду вносил мир и успокоение. За девять лет ректорства отца Иннокентия академическая семья думала с ним одну думу, жила с ним одною жизнью. Со студентами Академии отец ректор всегда обходился ласково и благородно. Особенно добрым и внимательным бывал он к ним тогда, когда их постигало какое-либо горе, например, серьёзная болезнь. Помочь в этой беде несчастному - составляло тогда для ректора всю его главную заботу. Он жертвовал в этом случае не только своими средствами, но иногда даже и своими жизненными удобствами.

Особую славу отца Иннокентия составляет необыкновенный проповеднический талант. Впоследствии Владыку Иннокентия назовут «Русским Златоустом». Как проповедник он отличался тем, что действовал по преимуществу на сердца слушателей и увлекал их ясностью и простотою слова, тонкими и остроумными сближениями предметов, искусством открывать в них новые и занимательные стороны и умением принять, как можно ближе, свои поучения к различным случаям и обстоятельствам. Таким образом,

Владыка Иннокентий создал новую русскую школу проповедничества, далёкую всякой внешней эффектности и сухой учёности. Кроме проповедей, Владыка оставил много замечательных научных произведений и переводов, таких как: «Жизнь сщмч. Киприана Карфагенского», «Жизнь св. Апостола Павла», «Памятник веры», «История Соборов Вселенских», перевод «Кормчей Книги» и многое другое.

Внешняя природа для отца Иннокентия была второю Библией, свидетельствующей о Божественном величии Творца. Этот взгляд на природу ясно проводил он в своих проповедях. «Посмотрите, - говорил он, - на кипящее волнами море, или на тучу, рассекаемую молниями и громами: не образ ли это всемогущества Божия? Посмотрите на свод небесный, усеянный звёздами, на восходящее Солнце: не образ ли это премудрости Божией? Посмотрите на весну, украшенную цветами, ведущую за собою хоры пернатых: не образ это благости Божией? Что мешает тебе, смотря на свои картины, восходить мыслию к совершенствам Творца твоего»? При таком взгляде отца Иннокентия на природу понятна и особенная любовь его к ней и к естественным наукам. Императорская Академия наук и разные ученые общества почтили литературные заслуги проповедника принятием его в свои члены. Проповеди его были переведены в своё время на греческий, немецкий, французский и польский языки.

В 1836 году, 21 ноября, в Казанском соборе Санкт-Петербурга в день Введения во храм Пресвятой Богородицы состоялась хиротония архимандрита Иннокентия во епископа Чигиринского.

В марте 1840 года он назначается на кафедру епископа Вологодской епархии. Здесь он оставался 9 месяцев и затем был перемещён в Харьковскую епархию. Служение его в Харькове продолжалось около семи лет. За этот срок он восстановил Ахтырский и Святогорский монастыри, открыл Никольскую женскую обитель. Владыке принадлежит идея учреждения торжественного крестного хода в Харькове по случаю перенесения в город из Куряжского монастыря чудотворной иконы Божией Матери.

В Харьковский период своего служения святитель Иннокентий составил акафист Божественным страстям Христовым, службу и акафист святому Архангелу Михаилу.

В 1845 году Владыка возводится в сан архиепископа. 1 апреля 1847 года, архиепископ Иннокентий назначен был членом Святейшего Синода.

24 февраля 1848 года святитель Иннокентий назначается в Херсоно-Таврическую епархию, где разноплеменная православная паства непрестанно подвергалась тлетворному влиянию татар, евреев и немецких колонистов.

Восстановить в Крыму древние христианские памятники, разрушенные татарами, и основать свой «Русский Афон», - вот главное, чего хотел достичь архипастырь во время своего управления Херсоно-Таврической епархией.

Желая сохранить развалины древнего Херсонеса, прославленного крещением великого князя Русского Владимира, преосвященный Иннокентий испросил себе у наместника Кавказского эти развалины и постарался устроить там, посреди пустыни, вблизи остатков бывшего соборного храма, небольшую церковь во имя святой княгини Ольги с небольшим помещением для иноков. Затем он обновил иссечённый руками святого Климента в Инкерманской скале древний храм, освятил его в память двух священномучеников Климента и Мартина, пострадавших в Херсонесе, куда они посланы были на каменоломные работы, и устроил в этой же скале небольшой скит. Во время своего путешествия по Крыму Владыка обычно оставлял спутников у подножия гор, а сам поднимался на их вершину для молитвы на местах подвигов древних подвижников.

При архиепископе Иннокентии произошло знаменательное событие - прославление чудотворной Касперовской иконы Божией Матери. Им же были установлены особые крестные хода с этим чудотворным образом. Святитель также составил акафист Покрову Пресвятой Богородицы для чтения перед Касперовской иконой.

В 1851 году указом святителя Иннокентия было установлено повсеместно в Херсонской епархии празднование дня памяти (7 марта) священномучеников Херсонесских, по примеру дней праздничных.

В последние годы своего святительства преосвященный Иннокентий принимал самое живое архипастырское участие в бедствиях Крымской войны и имел в высшей степени благотворное влияние на воинов.

Величие духа Святителя Иннокентия обнаружилось и в посещении им страдальцев-воинов в лазаретах, где свирепствовал заразный тиф и где можно было видеть всю тяжкую скорбь, все страдания, порождаемые войной. В сражениях он обходил ряды войск, ободряя героев. И здесь мужественный пастырь-отец являлся ангелом-утешителем страждущих.

Усиленные труды и тревоги надломили здоровье славного архипастыря. Владыка заболел, находясь в Севастополе во время битвы русских войск с неприятелем.

25 мая 1857 года в светлый праздник Живоначальной Троицы архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий мирно почил о Господе. Погребли святителя в Одесском Спасо-Преображенском кафедральном соборе.

В 30-е годы ХХ столетия останки святителя Иннокентия были перенесены на Слободское кладбище близ Одессы, а в 1987 году - на братское кладбище Одесского Свято-Успенского мужского монастыря.

Мощи святителя Иннокентия были обретены 18 июля 1997 года, после чего их перенесли в Успенский кафедральный собор города Одессы. 13 декабря 1997 года состоялось прославление архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия в лике угодников Божиих. 7 июня 2007 года мощи святителя Божия были перенесены из Успенского в восстановленный Спасо-Преображенский собор города Одессы, где они почивают и поныне.

День памяти свт. Иннокентия совершается 7 июня (н. ст.)

 

Священномученик Прокопий, архиепископ Херсонский (+ 1937) (в миру Петр Симеонович Титов) родился в праздник Рождества Христова (25 декабря) 1877 г. в семье священника Симеона Титова, проживавшего в г. Кузнецке Томской губернии. Во святом крещении ему дали имя Петр, в честь Митрополита Московского Петра.

История не сохранила нам подробностей из отроческой жизни Владыки Прокопия, но известно, что рос и учился он в своей семье. Благочестивое воспитание в духе православной церковности и определило дальнейший жизненный путь Петра Титова.

Начальное духовное образование он получил в училище, а затем поступил в Духовную семинарию города Томска, которую успешно закончил в 1897 г. В этом же году он поступает на первый курс Казанской Духовной Академии. Здесь он формируется как ученый-богослов и, защитив кандидатскую диссертацию в 1901 г., получает ученую степень.

Слова Христа: «Кто исполнит заповеди и научит этому людей - будет велик в Царствии Небесном» (Мф. 5, 19), - глубоко запали в сердце молодого богослова. И действительно, проповедь, учительство, духовное окормление паствы пройдут красной нитью через всю его святую жертвенную жизнь.

Первое, с чего начал Петр Титов свое служение в Церкви, это преподавание в Томском Духовном училище, куда 19 июля 1901 г. он был назначен учителем русского и церковно-славянского языков.

Когда пришло время Петру, как служителю Церкви, сделать выбор пути в жизни - либо создать семью, либо избрать монашество, он избрал монашество. 21 августа 1901 г. в Успенском монастыре г. Уфы он был пострижен в монашество с наречением имени Прокопий, на следующий день рукоположен в иеродиакона, а 23 августа – в сан иеромонаха.

В Томском Духовном училище он трудился ревностно, проявляя незаурядные способности и познания, которые довольно быстро были замечены и оценены Церковью, и уже в сентябре 1901 г. он был переведен заведующим Томской церковно-учительской мужской школой при архиерейском доме, которая, в соответствии с решением Святейшего Синода, должна была готовить учителей для Томской, Омской, Тобольской и Енисейской епархий. При церковно-учительской школе существовала воскресная школа, которой также руководил отец Прокопий.

В мае 1906 г. иеромонах Прокопий был назначен на должность преподавателя Священного Писания в Иркутской Духовной Семинарии. Здесь он работает под руководством архимандрита Евгения (Зернова), будущего новомученика. В 1909 г. он был включен в состав комиссии по освидетельствованию останков святителя Софрония Иркутского, по молитвам которого происходили многочисленные чудеса и исцеления. В 1908-1909 гг. он также являлся цензором «Иркутских епархиальных ведомостей».

30 августа 1909 г. иеромонах Прокопий возведен в сан архимандрита и назначен на должность помощника заведующего пастырского училища в Житомире. С искренним сожалением прощались с о. Прокопием ректор Иркутской Семинарии архимандрит Евгений (Зернов), преподаватели, учащиеся и духовенство Иркутска. Характеризуя его труды, церковные деятели Иркутска писали, что он являлся одним из самых вдохновенных проповедников города. Для того, чтобы послушать его в собраниях церковного Иркутского Братства во имя Святителя Иннокентия, сходились сотни людей.

Во все праздники он служил акафисты в Крестовой архиерейской церкви, причем его служение отличалось большой молитвенностью, и после каждой службы он произносил глубоко назидательное слово. Прихожане настолько полюбили его, что во время последней службы и проповеди многие искренне плакали. Отец Прокопий был вдохновителем и организатором благотворительного отдела при Братстве Свт. Иннокентия. Благодаря, главным образом, его трудам, удалось помочь многим беднякам.

Переехав по ходатайству своего учителя Владыки Антония (Храповицкого) на Украину, в г. Житомир, отец Прокопий, как и везде, занялся активной миссионерской проповедью и учительством. Основанное годом ранее архиепископом Волынским Антонием (Храповицким) пастырское училище стало одним из крупнейших церковных событий в жизни Волыни. Все преподаватели училища были в священном сане, а ученики носили духовную одежду. Быт училища, организованного в стенах монастыря, был приближен к монастырскому. Огромная заслуга в организации духовной жизни училища принадлежала архимандриту Прокопию, который преподавал аскетику, полемическое и пастырское богословие.

Лекции его пользовались огромной популярностью у учащихся. Он был не только талантливым преподавателем, но и вдохновенным проповедником. Его лекции и проповеди производили неотразимое действие на души слушателей. Кроме того, современники отмечали, что его отношение к подчиненным и сослуживцам всегда отличалось полной определенностью, непобедимой верностью своим убеждениям и отеческой снисходительностью. И везде, где бы он не нес послушания, которые давала ему Церковь, он был для христиан примером «в словах, в жизни, любви, вере, чистоте и духе» (1 Тим. 4, 12). В 1910-1914 гг. он также являлся цензором «Волынских епархиальных ведомостей».

В преддверии мировых потрясений и гонений на Святую Церковь Господь призвал Своего избранника к высшему иерархическому служению. Архиерейская хиротония архим. Прокопия состоялась 30 августа 1914 г. в кафедральном соборе города Одессы. Преосвященный Прокопий решением Святейшего Синода был назначен викарием Одесско-Херсонской Епархии с титулом Елисаветградский. С первых дней архипастырского служения Владыка Прокопий снискал уважение и любовь среди духовенства и мирян, вверенных его святительскому окормлению. Скромность его жизни вдохновлялась заповедью Иисуса Христа - «И кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Мф.20, 27). 

Несмотря на высокий архиерейский сан, он всегда считал себя в первую очередь монахом и пастырем, а не «церковным начальником». В общении был очень прост. Его глубокое смирение и сострадательность легли в основу той удивительной любви херсонско-одесской паствы к своему архиерею, которую не смогли разрушить ни жесточайшие богоборческие гонения, ни долгие годы ссылок и тюрем. Замечательная работоспособность епископа поражала всех. Он часто совершал богослужения, обстоятельно проповедовал. Посещая отдаленные приходы, Владыка, не считаясь со своим временем, подолгу беседовал с народом и при всякой возможности оказывал помощь.

Но вот наступил 1917 год, а вместе с ним зловещее время испытаний для Святой Руси - время темной ночи безбожия. Несмотря на политические перевороты, разруху и войну, в 1918-1919 гг. Православная Церковь созывает Священный Собор, на котором ее Предстоятелем был, Божиим Промыслом, избран Патриарх Тихон.

На этом Соборе Епископ Прокопий, как делегат от Одесско-Херсонской Епархии и член Комиссии по освидетельствованию мощей, огласил доклад о святителе Иркутском Софронии (Кристалевском), и вместе с другими иерархами поставил свою подпись под Деянием о прославлении Свт. Софрония в лике святых. На этом же Соборе он был назначен наместником Александро-Невской Лавры, которой управлял с 14 декабря 1917 г. по 26 января 1918 г. Сразу же по своем назначении Владыка создает Братство защиты Александро-Невской Лавры, Председателем которого и был избран. Вместе с членами Братства перед ракой с мощами св. блгв. кн. Александра Невского Владыка Прокопий дал обет защищать обитель до последнего вздоха. Когда большевики попытались захватить Лавру, по его благословению в набат зазвонили лаврские колокола, собравшие множество православного народу, в результате чего богоборцы были вынуждены на время бежать из обители.

В январе 1918 г. Владыка Прокопий был арестован большевиками вместе с митрополитом Петроградским Вениамином (Казанским) и всем Духовным собором Лавры за отказ оставить монастырь для размещения в его помещениях большевицкого военного лазарета.

Чудом спасшись от смерти и выйдя на свободу, решением Поместного Собора от 26 января (8 февраля) 1918 г. Владыка Прокопий был назначен Епископом Николаевским, викарием Одесской Епархии. Положение в стране ухудшилось, началась гражданская война, которая не давала возможности общаться с Патриархом многим правящим архиереям. Святейший Патриарх Тихон издает Указ о временном самоуправлении епархиями на местах.

В 1921 г. по Указу Святейшего Патриарха Тихона Епископ Прокопий назначен правящим архиереем Херсонской епархии.

Некоторое время он исполнял обязанности Управляющего Екатеринославской Епархии, и в этот период принимает участие в возведении в сан архимандрита Онуфрия (Гагалюка), будущего новомученика Слободского края.

В 1922 г. Владыка Прокопий познакомился с иереем о. Иоанном Скадовским, и эта встреча стала началом большой духовной дружбы, прошедшей через все испытания и сохранившейся до самой их мученической кончины. Так Промыслом Божиим пересекались пути тех, кто в дальнейшем разделит общий крестный путь к Голгофе.

До начала 1923 г. Владыка Прокопий живет в Херсоне. Это был золотой период в его жизни, когда он молитвой и добрыми делами сплачивает вокруг себя Херсонскую паству. Частые проповеди глубокого содержания, обязательное общение с простыми верующими, регулярные богослужения в городских храмах и очень мягкий характер, - все это снискало Владыке любовь всех православных города. Для многих он был духовным отцом. Многих священников, когда они еще были отроками, именно он благословил на трудный пастырский путь.

В 1923 г. в Херсоне появились так называемые живоцерковники, Епископ Прокопий полагает все силы на борьбу с этой духовной пагубой. Но в скором времени, не без помощи обновленцев, его арестовывают и заключают в Херсонскую тюрьму.

16 февраля 1923 г. был поистине черный день для всей Херсонской паствы, ибо забрали любимого Архипастыря и духовные чада оставались сиротами. Это был последний день, когда Херсон видел Владыку Прокопия.

В Херсоне в то время образовалась нелегальная религиозная община духовных чад и духовных единомышленников Владыки под руководством священника о. Иоанна Скадовского и диакона Михаила Захарова. Богослужения совершались на квартире диакона Михаила Захарова (Пролетарская, 55), где жил и о. Иоанн Скадовский. Имя Владыки постоянно поминалось за богослужением. В дальнейшем члены общины осуществляли постоянную связь Владыки с херсонской паствой, собирали для него посылки и передачи, сопровождали его на этапах, доставляли ему передачи и письма, благодаря которым он был в курсе всех епархиальных дел. Невзирая на заключения, этапы и на непрекращающиеся ссылки, архиепископ при первой возможности отвечал на все письма. В своих ответах он не только утешал скорбящих, но и делал распоряжения, давал советы и благословлял. Он до самой мученической кончины оставался не только формально, но и реально главой своей епархии.

26 августа 1923 г. Владыка был переведен в Одесскую тюрьму. Популярность Епископа Прокопия была столь велика, что православное население города Херсона выбрало большую группу уполномоченных, чтобы хлопотать об освобождении святителя. Ими было подано прошение Патриарху Тихону с просьбой ходатайствовать об освобождении Епископа Прокопия. Ходатайство Патриарха было подано в ОГПУ.

После состоявшегося суда, Владыка Прокопий за моральную и материальную поддержку Русской Добровольческой Армии, за сбор пожертвований для солдат и молитву за них на молебнах был приговорен к расстрелу. Но затем, по воле Божией, смертная казнь была заменена на высылку за пределы Украины.

Местом его нового поселения стала Москва, где он без права выезда проживал по адресу Скорняжный пер. (Спасская ул.), 7-1. В течение 9 месяцев, что Владыка пребывал в Москве, он принимал активное участие в церковных событиях. Он регулярно присутствовал и высказывал свои суждения по церковным вопросам на совещаниях епископов в Свято-Даниловом монастыре, нередко проходивших в присутствии представителей ОГПУ. Содержание этих суждений впоследствии (после его ареста) явилось одним из оснований для его обвинения.

Владыка Прокопий оказался в числе кандидатур, выдвинутых Святейшим Патриархом Тихоном в члены Синода, подготовка к созыву которого велась в то время. Но с учреждением Синода вопрос не был разрешен, т.к. в это время Святейший Патриарх Тихон скончался. На похоронах Святейшего Патриарха Епископ Прокопий служил панихиду с сонмом духовенства. Он присутствовал при оглашении завещания Святейшего Патриарха Тихона и вместе с другими иерархами Русской Православной Церкви 12 апреля 1925 г. подписал акт о передаче высшей церковной власти Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому).

В июне 1925 г., по инициативе Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Петра (Полянского), Владыка Прокопий был возведен в сан Архиепископа. После исповеднической кончины Святого Патриарха Тихона, Архиепископ Прокопий (Титов) становится одним из ближайших помощников Святителя Петра (Полянского), активно помогая ему в борьбе против спровоцированного большевиками обновленческого раскола.

Осенью 1925 г. власти провели акцию по уничтожению канонического возглавия Русской Православной Церкви, в результате которой были арестованы десятки выдающихся архиереев во главе с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Петром (Полянским). Среди других 19 ноября 1925 г. был арестован и Архиепископ Прокопий по обвинению в том, что он «состоял и принимал участие в деятельности монархической группы епископов и мирян, поставившей себе задачей использование церкви и ее аппарата для нанесения ущерба диктатуре пролетариата».

Со дня ареста и до дня вынесения приговора он содержался в Бутырской тюрьме г. Москвы, куда к нему на свидание приезжал священник о. Иоанн Скадовский. 26 мая 1926 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило Архиепископа Прокопия к трем годам заключения в ИТЛ, хотя обвинений в конкретных контрреволюционных действиях ему предъявлено не было.

С июня 1926 г. Архиепископ Прокопий отбывал наказание в Соловецком лагере особого назначения, где встретил многих своих соработников по училищу, а также многих видных архиереев, с которыми был в единении и молитве. Здесь он последний раз встретился со своим начальником по Иркутской Семинарии Епископом Приамурским и Благовещенским Евгением (Зерновым). После освобождения последнего Владыка Прокопий был избран старшим Соловецким Архиереем. Участвовал в составлении «Соловецкого послания» (обращения к правительству СССР православных епископов из Соловецкого лагеря).

Пробыв на Соловках до 3 декабря 1928 г., Владыка Прокопий, без предъявления нового обвинения, был отправлен этапом в ссылку на Урал сроком на 3 года вместе с Епископом Амвросием (Полянским).

От Ленинграда до Тобольска ссыльных Архиереев сопровождала супруга священника Иоанна Скадовского Екатерина Владимировна Скадовская, специально приехавшая из Херсона, чтобы послужить святителям. Архиепископ Прокопий и Епископ Амвросий шли этапом, а Екатерина Владимировна ехала свободно и на остановках приносила им передачи в дома заключения.

В Тобольске Владыку Прокопия, Епископа Амвросия и Екатерину Владимировну арестовали по обвинению в антисоветской агитации. При аресте у них была изъята рукописная и напечатанная на машинке церковная литература, характеризовавшая общее состояние церковной жизни, которую привезла Екатерина Владимировна. В Тобольском тюремном изоляторе архиереев продержали полтора месяца. После этого дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Екатерина Владимировна уехала в Херсон, а святителей отправили в г. Обдорск (недалеко от Тобольска).

В Обдорске Владыка Прокопий и Епископ Амвросий прожили месяц, после чего Епископа Амвросия определили на жительство в с. Шурышкары, а Владыку Прокопия - в с. Мужи, расположенные в окрестностях Обдорска. В Мужах Владыка Прокопий прожил всего 5-6 дней и был отправлен в еще более глухое село Новый Киеват, где прожил с начала 1929 г. по июль 1931 г. В селе было всего 5 домов. Владыка поддерживал связь с Митрополитом Петром (Полянским) и другими ссыльными архиереями через Христину Терентьеву, которая была членом церковного совета.

Несмотря на расстояние и положение ссыльного, Владыка Прокопий нелегально все же оставался реальным главой своей епархии. Он продолжал ею руководить не смотря на гонения, аресты и ссылки. Глубокая моральная и духовная связь, возникшая однажды между архипастырем, духовенством и народом, поддерживалась с обеих сторон.

В октябре 1929 г. к Владыке приехала Екатерина Владимировна Скадовская и привезла ему антиминсы, облачения и церковную утварь, а также продукты. Пробыв у святителя до 21 января 1930 г., она выехала в Херсон, но по дороге была арестована. За связь с Владыкой Прокопием были арестованы и многие другие члены нелегальной Херсонской общины духовных чад Владыки (о. Иоанн Скадовский, диакон Михаил Захаров и другие). Все они в 1931 г. были приговорены к различным срокам заключения.

Летом 1931 г. Архиепископ Прокопий был снова арестован и Особым Совещание при Коллегии ОГПУ СССР по обвинению в «контрреволюционной деятельности, тесной связи с местным зыряно-остяцким населением, настраиванием его против советской власти, перепиской с Херсонской епархией» был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан.

С 1931 по 1934 гг. Владыка отбывал ссылку в г. Алма-Ата Семипалатинской области.Проездом в ссылку через Томск, он встречался со своими родителями и со своей старшей сестрой. Подорванное пытками, тюрьмами и лагерями здоровье Владыки Прокопия было ослабленным. В новой ссылке он тяжело заболел малярией, но Господь сохранил Своего избранника.

По окончании ссылки в апреле 1934 года, Владыка побывал в Москве, где останавливался у брата. Некоторое время он жил в Томске у своей матери, но климат ему не подошел, и Святитель выбрал местом поселения г. Камышин Сталинградской области, где находился в ссылке священник Иоанн Скадовский, его ближайший сподвижник и друг, который и пригласил его к себе.

По дороге Архиепископ Прокопий заехал сначала в Москву узнать о последних церковных событиях, и 16 сентября 1934 г. прибыл в Камышин. Там Владыка поселился у Дарьи Алексеевны Фунтиковой, где жили о. Иоанн Скадовский с матушкой Екатериной Владимировной и высланный с Украины Епископ Иоасаф (Попов). По всем церковным вопросам они были единомысленны и единодушны. Жили ссыльные на пожертвования из Херсонской епархии, связь с которой не прерывалась. Письма регулярно передавались через монаха Афанасия (Стореуса). Еще и еще Преосвященный увещевал свою паству стоять в каноническом Православии и не слушать никого, кто бы ни пришел к ним, пусть даже в архиерейских облачениях. В Камышине Владыка и о. Иоанн организовали домашнюю церковь, где тайно совершали богослужения и ежедневное молитвенное правило. Нового ареста православным подвижникам не пришлось ожидать долго. Нашлись провокаторы и предатели.

В конце октября 1934 г. Владыка Прокопий был арестован вместе с Епископом Иоасафом (Поповым), священником Иоанном Скадовским и священником Евстафием Норицем по доносу запрещенного Епископом Сталинградским Петром (Соколовым) за неблаговидное поведение священника Георгия Чудновского.

Когда следствие было закончено, Особое Совещание при НКВД СССР вынесло обвинение Архиепископу Прокопию и приговорило его к 5 годам ссылки в Каракалпакию.

С начала мая 1935 г. по 1937 г. Владыка Прокопий находился в ссылке в Каракалпакии вместе со священником о. Иоанном Скадовским и его супругой Екатериной Владимировной. Жили они в г. Турткуле по Чимбайской ул., д.40. Они организовали домашнюю церковь, доступную для местных жителей. Те, кто внушал доверие и был внутренне расположен к Православию, находил в лице исповедников деятельное участие и духовную поддержку. Владыка служил Божественные Литургии, а отец Иоанн совершал таинство исповеди. Все совершалось конспиративно. Жили ссыльные на те же пожертвования из Херсонской епархии.

Но, как и Господь был предан Своим учеником, так и эти исповедники были преданы своим прихожанином, оказавшимся коварным предателем, неким Николаем Придней. Он добровольно явился в НКВД и письменно сообщил заведомую ложь о подрывной деятельности Владыки Прокопия и отца Иоанна против Советской власти.

Этот донос был роковым - 24 августа 1937 г. Владыка Прокопий и его верный сподвижник были арестованы. Следствие длилось недолго. Постановлением тройки НКВД УзССР от 28 октября 1937 г. Архиепископ Прокопий и священник Иоанн Скадовский по одному групповому делу были приговорены к смертной казни.

23 ноября 1937 г. во дворе тюрьмы они были вместе расстреляны и погребены в общей могиле. Место их погребения неизвестно.

В сентябре 1996 г. Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви священномученики Архиепископ Херсонский Прокопий (Титов) и священник Иоанн Скадовский были причислены к лику местночтимых святых Херсонской епархии. В 2000 г. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви они были прославлены в лике общецерковных святых.

Архиепископ Херсонский Прокопий является также небесным Покровителем Херсона и всей Херсонской епархии. На архиерейском подворье (ул. Богородицкая, 1) доныне сохранился дом, в котором проживал Святитель в годы своего пребывания на Херсонской кафедре с 1914 по 1923 гг.

Ежегодно в день памяти священномучеников Архиепископа Прокопия и священника Иоанна Скадовского в Свято-Духовском кафедральном соборе г. Херсона совершаются торжественные богослужения духовенством Херсонской епархии во главе с правящим Архиереем, при большом стечении верующих, глубоко почитающих этих святых Угодников Божиих.

День памяти сщмч. Прокопия совершается 23 ноября (н. ст.).

 

Священномученик Анатолий, митрополит Одесский и Херсонский (+1938) (в миру Андрей Григорьевич Грисюк) родился 20 августа 1880 г. в городе Ковеле Волынской губернии в семье уездного казначея Григория Грисюка и во святом крещении наречен был Андреем. Родители приучили его с детства к труду и простому образу жизни. У Андрея было две сестры: Раиса и Мария, впоследствии во многом разделившие его жизненные испытания. Благочестиво пожив, родители Андрея скончались: отец - в 1905 году, а мать - в 1917 г.

В 1900 г. будущий святитель окончил Волынскую Духовную семинарию и поступил в Киевскую Духовную академию, где в нем и окрепло решение посвятить себя Богу в иноческом чине.

В 1903 г. он был пострижен в монашество с именем Анатолий и в этом же году рукоположен во иеромонаха митрополитом Городнецким Флавианом.

В 1904 г. иеромонах Анатолий окончил Киевскую Духовную академию и стал профессорским стипендиатом, а в 1908 г. - магистром богословия. К богословским наукам у иеромонаха Анатолия были замечательные способности. Он знал французский, немецкий, английский, греческий и латынь. Его научный интерес сосредоточился на изучении сирийского монашества до арабского нашествия. Изучая эту тему, он два года работал с древними рукописями в патриаршей библиотеке Константинополя, и специалисты затем очень высоко оценили результаты его научных трудов.

В 1911 г. отец Анатолий - уже архимандрит и доцент Киевской Духовной академии, в 1912 г. - экстраординарный профессор. Тогда же он был переведен в Москву и назначен инспектором Духовной академии.

В 1913 г. в Москве была совершена хиротония архимандрита Анатолия во епископа Чистопольского, второго викария Казанской епархии. Одновременно его назначили и ректором Казанской Духовной академии.

Избранничество его, как мужа достойного, было засвидетельствовано свыше. Когда совершалась его архиерейская хиротония, на него сверху упал свет, образуя дивное сияние вокруг его головы. Присутствовавшие на богослужении были поражены чудесным явлением, видя в нем милость Божию и призыв к особому служению, которое святитель Христов совершил, претерпев до конца все скорби и гонения, и сохранив в себе свет Христов.

Святительское служение епископа Анатолия пришлось на крайне сложное и трудное для Православной Церкви и всего народа время испытаний и гонений.

При новой богоборческой власти, которая декретом отделила Церковь от государства, все Духовные академии были закрыты, но ректору Казанской удалось сохранить ее еще на некоторое время. Формально подчинившись закону, владыка Анатолий нашел юридическое оправдание, поскольку запрет не касался частного религиозного преподавания. Вся академия полным профессорским составом и со всеми студентами, сохраняя программу и прежнюю структуру, стала работать на квартирах. Студенты писали рефераты и сдавали экзамены, преподаватели читали лекции, проводили семинары. Группы были небольшими, особого внимания не привлекали. Каждый семестр владыка Анатолий докладывал Святейшему Патриарху Тихону о результатах учебного процесса, получая материальную помощь от Патриархии. Только через полтора года чекисты раскрыли настоящее положение дел. Вскрыв присланный епископом Анатолием Патриарху пакет с отчетом, они пришли в ярость.

26 марта 1921 г. владыку Анатолия впервые арестовали. Его пытались обвинить в неподчинении советским постановлениям, но формально закон не был нарушен. Все же владыку осудили на год принудительных работ с учетом срока предварительного заключения. Через девять месяцев он вышел на свободу и был назначен епископом Самарским и Ставропольским.

Не терпя бескомпромиссного и безбоязненного служения святителя Анатолия Господу, богоборцы 24 февраля 1923 г. во второй раз арестовывают его и заключают в узы. При обыске в епархии было обнаружено антисоветское воззвание, написанное от имени епископа Анатолия. Но святитель Христов возложил все упование свое на Бога, от Которого единого и ожидал помощи. И помощь Божия не замедлила, 4 августа 1923 г. его освободили, удостоверившись, что он не имеет никакого отношения к этому воззванию.

В сентябре 1923 г. владыка Анатолий был возведен в сан архиепископа, но уже 18 сентября самарское ГПУ опять его арестовало, предъявив обычное для того времени обвинение в распространении антисоветских слухов. Неправедно осужденный, он был сослан в Туркмению, в Красноводск на три года. Несмотря на все перенесенные потрясения и невзгоды, владыка Анатолий не утратил бодрости духа, постоянно интересовался состоянием церковных дел и занимался церковной наукой. В Красноводске владыка, помимо бесчеловечного режима заключения, перенес тяжелую операцию. Из ссылки он вернулся в 1927 г. и временно проживал в Москве.

Духовный авторитет архиепископа Анатолия по церковным вопросам был неизменно высок. Поэтому священноначалие часто поручало ему дела по рассмотрению и устранению церковных нестроений и расколов. Владыка Анатолий всегда занимал каноническую позицию, искал примирения и согласия, стремился избежать раскола и сохранить Церковь. С 1928 г. он - член Синода. В том же году он был назначен на Одесскую кафедру.

В Одессу владыка попал в тяжелые годы. Закрывались и осквернялись церкви и монастыри, арестовывались священники и монахи. Инспекторы по религиозным культам НКВД издевались над владыкой. Часто его вызывали на допросы поздней ночью, что в те времена было обычным явлением. Иногда, в большие церковные праздники, во время богослужений посыльные из НКВД приходили в храм с требованием явиться на допрос. Всегда кроткий и смиренный, святитель Христов умел в эти минуты ответить строго и со властью, данной ему Богом, так, что посыльные, чувствуя силу и величие его духа, с трепетом до времени отступали. После окончания продолжительной службы владыка, приехав по вызову в НКВД, по нескольку часов просиживал в приемной, и, наконец, уже поздней ночью ему приходилось переносить крики, оскорбления и издевательства.

Святитель Анатолий был в то время для своей паствы щитом и ограждением. Он был человеком редких душевных качеств - мягким, добрым, сердечным. Его смирение и простота удивляли. Жил он очень скромно. Все было у него «убогенько», никогда не жаловался он на трудности и лишения и все принимал, «как от руки Божией» - и скорби, и нищету.

К службе, когда еще можно было, ездил владыка на дрожках, часто без сопровождения. В последнее время перед арестом на богослужение ходил пешком. Шел, всегда опустив глаза, сосредоточенно молясь. Вообще он был всегда очень спокоен, сохранял мир души и много молился. Когда святитель совершал Божественную литургию, все было у него просто, проникновенно и сосредоточенно. Присутствие святителя в алтаре и храме производило во всех благочестивую перемену: люди, умиленно взирая на него, освобождались от тревожных переживаний и забот времени, умиротворялись душой, укреплялись во благом уповании.

21 октября 1932 г. владыка Анатолий был возведен в сан митрополита. Выдвигался он также на освободившийся пост Экзарха Украины, но по скромности и смирению своему уклонился от него.

В 1934-1935 г.г. он был временно управляющим Харьковской епархией.

В 1936 г. святитель Анатолий снова возглавляет кафедру в Одессе. В то время он особенно молился о словесном своем стаде. Он всюду сеял слово Божие и умножал веру во Христа, утверждая слабеющих в вере, укрепляя немощных духом, призывая к терпению в исповедании веры, напоминая слова Спасителя: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10, 28). Народ Божий всегда очень любил своего архипастыря, находя в нем сердечное приветствие, глубокое сострадание, отеческое наставление, святительское благословение.

Велика была любовь владыки к клирикам. Все вопросы разрешал он спокойно и с любовью. Тяжело было видеть ему, как арестовывали лучших священников Одессы и разрушали церкви: величественный кафедральный Преображенский собор, храм Архистратига Михаила при женском монастыре, военный Свято-Сергиевский собор и храм святителя Николая чудотворца.

Последним местом его служения была Свято-Димитриевская церковь. Все остальные храмы к этому времени были закрыты. Затем последовал запрет облачать митрополита Анатолия посреди церкви. Накануне ареста ему вообще запретили совершать богослужение.

8 августа 1936 г. митрополита Анатолия вновь арестовали, а 13 августа под конвоем перевезли в Киев, где он провел в заключении четыре месяца в крайне тяжелых условиях. Еще во время первых арестов ему повредили челюсть, так, что на всю жизнь остался дефект речи. Теперь отказали ноги, и обострилась язва желудка. Когда по особому ходатайству Экзарха Украины митрополита Константина перед высылкой владыке разрешили свидание с сестрой Марией Григорьевной, его вели под руки.

16 декабря 1936 г. для дальнейшего «следствия» его перевели в Москву. 21 января 1937 г. особое совещание НКВД своим постановлением осудило митрополита Анатолия на заключение в лагерь сроком на пять лет.

Несмотря на очень тяжелое состояние, владыку Анатолия отправили этапом. Когда он падал, его поднимали на грузовик, но лишь только он приходил в себя, опять заставляли идти пешком.

Так святитель Анатолий оказался в Кылтовском Ухто-Печерском лагере (республика Коми). Здесь его, хронически больного язвой желудка, миокардитом, с больными легкими принудили к тяжелому труду. Архиерей Божий терпеливо и безропотно нес свой крест испытаний.

В документах охраны лагеря есть записи о владыке: "Работает добросовестно, к инструментам относится бережно. Дисциплинирован. Качество работы удовлетворительно". Это записи за апрель, май, июнь 1937 г.

В июле 1937 г. он заболел крупозным воспалением легких. Его сестра, Раиса Григорьевна Громадская, просила разрешить ей свидание с братом, но разрешения она не получила. Тогда она вымаливает возможность передавать брату горячую пищу. Но жестокий режим работ не смягчился и уже с октября по декабрь сухая запись охранника сообщает: "Работу выполняет на 62%. По старости работает слабо, но старается". Еще позднее сообщается о том, что заключенный Грисюк «норму выполняет на одну треть, к физической работе не пригоден.»

В конце 1937 г. владыка почти теряет зрение. Чувствуя приближение конца, он просит допустить на свидание сестру. 8 сентября 1937 г. начальник Ухтпечлага Черноморский разрешает трехчасовое свидание, но уже 10 сентября в этом отказывает. Всегда сдержанный и кроткий, владыка пишет сестре: «Умоляю тебя, прими все меры, даже сверхвозможные, добейся, умоли, упроси, устрой наше свидание. Жажду перед смертью увидеть родное лицо и благословить тебя...» Свидание так и не состоялось.

Страдания священномученика Анатолия все усиливались. Он был доведен до крайне тяжелого физического состояния. В сущности - замучен. Не смотря на жестокую атмосферу заключения, святитель Анатолий сохранил у себя Евангелие. Он пребывал в спокойствии духа, в глубокой молитве. В узах он веселился надеждой небесной свободы.

Перед самой смертью к владыке пришли с требованием отдать Евангелие и нательный крест. Евангелие силой отняли... Но когда хотели сорвать нательный крест, страстотерпец возвысил голос, из последних сил перевернулся на грудь и, крепко сжав обеими руками нательный крест, предал свою святую душу Господу Богу.

Так, держа обеими руками, как победное знамение, свой крест, окончил шествие по тернистому жизненному пути святой священномученик Анатолий, приняв от Подвигоположника Христа венец мученичества и исповедничества.

Митрополит Анатолий преставился 57 лет от роду 23 января 1938 г. в 17 часов 10 минут, как это записано в лагерном акте.

Закончилась жизнь священномученика - выдающегося иерарха Русской Православной Церкви, замечательного историка и богослова, неутомимого борца с расколами за единство Церкви, оставившего нам множество трудов и удивительный пример верности Христу и Его Церкви.

После мужественной кончины исповедника Христова православные верующие, бывшие в заключении вместе с ним, благоговейно совершили его погребение и из веточек на его могиле сделали маленький крест. Один из них, впоследствии подвижник Одесского Свято-Успенского монастыря схиархимандрит Пимен (Тишкевич, + 1984), свидетельствовал, что во время кончины святителя Анатолия над лагерным бараком засветилось сияние. Это Ангелы Божии возносили душу его на небеса.

26 августа 1992 г. митрополит Анатолий был реабилитирован Прокуратурой Республики Татарстан.

13 декабря 1997 г. канонизирован Священным Синодом Украинской Православной Церкви как местночтимый святой Одесской епархии. Чин канонизации состоялся в кафедральном Успенском соборе Одессы.

16 августа 2000 г. причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви для общецерковного почитания.

День памяти сщмч. Анатолия совершается 23 января (н. ст.).

 

Священномученик Павлин, архиепископ Могилевский (+ 1937) (в миру Петр Кузьмич Крошечкин) родился 19 декабря 1879 г. в Пензенской губернии в крестьянской семье. После посещения Саровской пустыни, в сердце мальчика возгорелось желание иноческой жизни, и в 1895 г.

16-летний Петр поступает в Саровскую обитель. В 1898 г. он перешел в Николо-Бабаевский монастырь, а в 1904 г. – в Новоспасский. 27 февраля 1910 г. Петр принял постриг с именем Павлин, 14 марта был рукоположен в иеродиакона, а затем – в иеромонаха.

С 16 августа 1916 г. он преподавал в Пастырско-миссионерской Семинарии при Григорие-Бизюковом монастыре Херсонской губернии (ныне – Бериславского р-на Херсонской обл.).

2 мая 1921 г. архимандрит Павлин был хиротонисан во епископа Рыльского, викария Курской епархии.

С 1926 по 1933 гг. владыка занимал сначала Полоцкую, а затем Пермскую и Калужскую кафедры.

Осенью 1926 г. он был внезапно арестован и до 9 апреля 1927 г. пробыл в одиночной камере. Впоследствии он называл тюрьму своей «второй академией».

В 1933 г. владыка был назначен на Могилевскую кафедру.

24 октября 1936 г. он был опять арестован и приговорен к десяти годам заключения.

Святитель был расстрелян 3 ноября 1937 г. вместе с группой духовенства в Кемеровском лагере.

День памяти сщмч. Павлина совершается 3 ноября (н. ст.).

 

Священномученик Онуфрий, архиепископ Курский и Обоянский (+ 1938) (в миру Антоний Максимович Гагалюк) родился 2 апреля 1889 г. в посад Ополе Люблинской губернии.

После окончания Холмского духовного училища Антоний был принят в Холмскую Духовную Семинарию. После чудесного явления ему прп. Онуфрия Великого он решил принять иночество.

5 октября 1913 г. Антоний принял монашеский постриг с именем Онуфрий, после чего был рукоположен в иеродиакона, а затем – во иеромонаха.

В 1915 г., после окончания Санкт-Петербургской Духовной Академии, иеромонах Онуфрий был назначен преподавателем в Пастырско-миссионерскую Семинарию при Григорие-Бизюковом монастыре (ныне – Бериславского р-на Херсонской обл.).

Во время гражданской войны монастырь был разгромлен, многие монахи были убиты, это же угрожало и иеромонаху Онуфрию, но селяне близлежащих сел отбили иноков. Священника отвезли в Берислав, где он был назначен настоятелем местного храма.

Через некоторое время он был возведен в сан архимандрита и переведен в Кривой Рог настоятелем Никольского храма.

8 января 1923 г. архимандрит Онуфрий был хиротонисан во епископа Елисаветградского, викария Одесской епархии. Летом 1924 г. его арестовали. Народ провожал поезд с арестованным владыкой с плачем, многие падали ниц.

Через год владыка вернулся в Елисаветград, но в 1927 г. снова был арестован. Святитель был известен как борец с обновленчеством.

С 1929 г. он – епископ Старо-Оскольский, а с 1933 г. – епископ Курский и Обоянский.

17 января 1934 г. владыка был возведен в сан архиепископа.

23 июля 1935 г. владыка был арестован и осужден на 10 лет лишения свободы.

1 июня 1938 г. святитель был расстрелян в тюрьме Благовещенска.

День памяти сщмч. Онуфрия совершается 1 июня (н. ст.).

 

Преподобноисповедник Антоний, схиархиепископ (+ 1942) (в миру Давид Ильич Абашидзе) родился в с. Веджины Сигнахского уезда, неподалеку от Тифлиса, в княжеской семье.

16 ноября 1891 г., на первом курсе Киевской Духовной Академии, Давид принял постриг с именем Димитрий, а 21 ноября был рукоположен в иеродиакона.

9 июня 1896 г. он был рукоположен во иеромонаха.

23 апреля 1902 г. отец Димитрий был рукоположен во епископа Алавердского, викария Мцхето-Карталинской епархии.

4 ноября 1903 г. владыку назначают епископом Гурийско-Мингрельским, а 16 июня 1905 г. – епископом Балтским, викарием Подольской епархии.

20 января 1906 г. владыка назначен на Туркестанскую кафедру.

В 1912 г. епископа Димитрия переводят на Таврическую кафедру, с назначением его настоятелем Корсунского Богородицкого монастыря (ныне – с. Корсунка Каховского р-на Херсонской обл.).

6 мая 1915 г. епископ Димитрий возведен в сан архиепископа.

В 1921 г., в связи с болезнью, владыка был уволен на покой и проживал в Топловском монастыре, неподалеку от Феодосии.

В 1922 г. владыка Димитрий вместе со священномучеником Никодимом (Кротковым) участвовал в постриге и епископской хиротонии будущего священномученика Сергия (Зверева), тайно прибыв для этого в Симферополь, за что был арестован и осужден.

11 апреля 1923 г. был вновь арестован и этапирован в Симферополь, где с ним случился инсульт, он лишился речи и не мог писать.

После этого владыка был выслан в Киев, где в 1928 г. у святынь Лавры принял великую схиму с именем Антоний и стал духовным руководителем лаврских монахов, изгнанных из своего монастыря. Святитель-схимник старчествовал, множество народа приходило к нему за духовной помощью, поддержкой и утешением.

13 марта 1933 г. владыка был вновь арестован и два месяца провел в Лукьяновской тюрьме.

В 1941 г. он добился разрешения проводить богослужения в Киево-Печерской Лавре.

Скончался святитель 1 ноября 1942 г. и был погребен у входа в Ближние пещеры возле алтаря Крестовоздвиженского храма.

Его мощи были обретены 27 июня 2009 г. и ныне почивают в Ближних Пещерах Киево-Печерской Лавры.

День памяти преподобноисповедника Антония совершается 1 ноября (н. ст.).

 

Священномученик Парфений, епископ Ананьевский (+ 1937) (в миру Петр Арсеньевич Брянских) родился 30 октября 1881 г. в Иркутске.

В 1907 г. Петр окончил Киевскую Духовную Академию.

В 1911 г. он принял монашеский постриг с именем Парфений и рукоположение в священство, и очень скоро был возведен в сан архимандрита. В том же году отец Парфений был назначен преподавателем Ветхого Завета в Житомирское пастырское училище.

26 декабря 1916 г. его назначают помощником начальника Пастырско-миссионерской Семинарии при Григорие-Бизюковом монастыре Херсонской губернии (ныне – Бериславского р-на Херсонской обл.). После закрытия Семинарии в 1919 г., архимандрит Парфений переехал в Херсон, где поселился в архиерейском доме при епископе Прокопии (Титове) и выполнял обязанности его секретаря.

В 1921 году, во время открытых репрессий против Церкви, отец Парфений был возведен в епископский сан. Став викарием Одесской епархии, он сначала был епископом Новомиргородским, а затем Ананьевским. Владыка открыто и прямо выступал против обновленцев. Уже в конце 1921 г. он был арестован. Через полгода его освободили, и он выехал в Киев. Здесь в 1922 г. он был вновь задержан властями, и после освобождения сразу же уехал в Москву, где жил в Даниловом монастыре без права выезда.

В 1925 г. владыку Парфения арестовали по делу митрополита Петра (Полянского) и приговорили к 3 годам ссылки в Коми-Зырянский край. В 1928 г. владыка Парфений вернулся в Данилов монастырь без права выезда.

Новый арест последовал через год. Его приговорили к 3 годам ссылки. По дороге из Бутырской тюрьмы в город Уил (Киргизия) епископ Парфений был избит и лежал в Самарской тюремной больнице.

Из ссылки владыку освободили в 1933 г. Некоторое время после освобождения он не мог найти место проживания, ему отказали в получении паспорта, и он не мог получить регистрацию.

Владыке удалось узнать место жительства своей матери, и в 1934 г. он выехал к ней в г. Кимры Тверской области. Здесь в том же году епископа Парфения арестовали по обвинению в антисоветской агитации. Его приговорили к 5 годам ссылки в Северный край.

4 августа 1937 г. в ссылке в Архангельске епископ Парфений был арестован и расстрелян 22 ноября того же года.

День памяти сщмч. Парфения совершается 22 ноября (н. ст.).

 

Священномученик Антоний, епископ Белгородский (+1938) (в миру Василий Александрович Панкеев) родился 1 января 1892 г. в с. Садовом Херсонского уезда Херсонской губернии (ныне — с. Садовое Белозерского р-на Херсонской обл.) в семье священника.

В 1912 г. он окончил Одесскую Духовную Семинарию и поступил в Киевскую Духовную Академию. В 1915 г. между Киевской и Петроградской Академиями состоялся обмен студентами, и Василий Панкеев был переведен на 3-й курс Петроградской Духовной Академии.

10 января 1915 г. Василий был пострижен в монашество с именем Антоний. Через неделю он был рукоположен в иеродиакона. В феврале того же года иеродиакон Антоний был отправлен на фронт для совершения богослужений и удовлетворения духовных нужд раненых и больных воинов.

В мае 1915 г. иеродиакон Антоний приехал в Петроград. 24 мая этого же года он был рукоположен в иеромонаха и сразу же после рукоположения уехал на фронт в качестве настоятеля одной из походных церквей. На фронте учебные занятия пришлось оставить.

По окончании Академии в 1917 г., иеромонах Антоний был направлен служить в Одессу, где вскоре был возведен в сан игумена и назначен преподавателем Духовной Семинарии, в которой трудился до ее закрытия в 1920 году.

24 августа 1924 г. отец Антоний был рукоположен во епископа Мариупольского, викария Днепропетровской епархии.

В 1926 г. владыка Антоний был арестован и приговорен к трем годам заключения в Соловецкий концлагерь.

В 1929 г. он был приговорен к трем годам ссылки в Енисейск. По окончании ссылки владыка был назначен на Белгородскую кафедру.

25 февраля 1935 г. епископ Антоний был снова арестован. Против него лжесвидетелями выступили обновленцы и григорианцы. На допросах, начавшихся сразу после ареста, владыка держался мужественно, на вопросы о его церковной позиции отвечал ясно и недвусмысленно и отказался признавать себя виновным и подписывать лжесвидетельства.

11 сентября 1935 г. епископ Антоний был приговорен к десяти годам лишения свободы и сослан на Дальний Восток.

В начале марта 1938 г. он был перевезен из лагеря в Благовещенскую тюрьму.

17 марта его приговорили к расстрелу. 1 июня 1938 г. епископ Антоний был расстрелян.

День памяти сщмч. Антония совершается 1 июня (н. ст.).

 

Преподобный Феодосий Молченский (+ 1802) – (в миру Феодор Петрович Маслов) родился в 1720 г. в Глухове в семье гетманского казака.

В двадцатилетнем возрасте он уходит из дома в Брянский Свенский монастырь, а оттуда – в молдавскую Березунскую общежительную обитель прп. Василия Поляномерульского.

В 1750 г. прп. Василием Поляномерульским Феодор был пострижен в монашество с именем Феодосий. В течение нескольких лет будущий подвижник находится в послушании у настоятеля обители. Через некоторое время он был рукоположен во диакона, а потом – во пресвитера.

В 1755 г. иеромонах Феодосий был возведен в сан игумена и назначен в скит Цыбуканы.

В 1779 г. он получает в управление Молченскую Софрониеву пустынь.

В 1782 г. игумен Феодосий основывает подворье Молченской пустыни, преобразованное вскоре в Новогригорьевскую пустынь, которая уже после его смерти получает наименование Григорие-Бизюкова монастыря (ныне – Бериславский р-н Херсонской обл.).

В 1787 г. игумен Феодосий возводится в сан архимандрита.

9 декабря 1802 г. подвижник почил о Господе.

День памяти прп. Феодосия совершается 25 мая (н. ст.).

 

Преподобномученик Парфений Кизилташский (+ 1867) родился в 1815 г. в Елисаветграде. Там же окончив курс духовного училища, 15 мая 1840 г. он поступил послушником в Введенский монастырь в Петербургской губернии Новоладогского уезда, а через два года был переведен в Херсонский архиерейский дом, где исполнял должность казначея.

23 декабря 1845 г. принял монашеский постриг и 8 апреля 1846 г. был рукоположен во иеромонаха.

С июля 1848 г. отец Парфений – благочинный Корсунского монастыря (ныне – с. Корсунка Каховского р-на Херсонской обл.), позже – эконом в Херсонском архиерейском доме.

20 августа 1858 г. игумен Парфений был назначен настоятелем Кизилташской киновии Таврической епархии. В VIII в. здесь располагалась летняя резиденция святителя-исповедника Стефана Сурожского, но со временем это святое место пришло в запустение. Трудами отца Парфения были проложены дороги, разбиты сады и виноградники. Из пещерки в скале вырос целый скит с двумя гостиницами и каменной церковью.

С 1863 г. начались первые, ставшие роковыми, столкновения с местными татарами, которые вырубали лес и выпасали скот на монастырской земле. Игумен Парфений не терял надежды урезонить и усовестить их. Не желая терпеть свидетеля и обличителя своих преступлений, четверо татар решились убить игумена. Устроив засаду возле дороги, они поджидали его несколько дней.

Злодеяние совершилось, когда священник 4 сентября возвращался верхом из Судака в монастырь, торопясь к службе. Тремя выстрелами злодеи убили отца Парфения и, чтобы скрыть следы преступления, сожгли его, а лошадь, зарезав, закопали в лесу. Преступление так и осталось бы не раскрытым, если бы не свидетели, случайно оказавшиеся на месте злодеяния. Их тоже хотели убить, но они были мусульманами, и злодеи не решились поднять руку на единоверцев. Обличаемые совестью, и не желая попасть в число подозреваемых, очевидцы рассказали о жестоком преступлении, на месте которого и было найдено пепелище с останками игумена Парфения.

Мощи были бережно собраны и торжественно погребены недалеко от монастыря 2 декабря 1866 г.

День памяти прмч. Парфения совершается 17 сентября (н. ст.).

 

Преподобный Варсонофий Херсонский, исповедник (+ 1954) (в миру Василий Григорьевич Юрченко) родился 15 августа 1880 года в деревне Лозоватке Елисаветградского уезда Херсонской губернии (ныне Кировоградского района и области), в благочестивой семье. Родители его, отец Григорий и мать Татьяна, были верующими православными людьми, которые и детей своих воспитали богобоязненными, кроткими и душевными.

Начальное образование юный Василий получил в местной деревенской школе и поступил в Новгородковскую церковно-учительскую школу, окончив которую, получил направление в г. Александрию Херсонской губернии на должность учителя начальной школы. Прослужил Василий два года.

В селе Петрово Александрийского уезда в 1905 г. он сильно простудился и в течение двух лет болел. В это время усилилась его религиозная настроенность, под влиянием которой Василий в 1907 г. поступил в Киево-Печерскую Лавру, где в течение восьми лет жил и одновременно учительствовал. Время, проведенное в Лавре, оставило глубокий, благодатный след в сердце будущего ревностного защитника Православной веры. В ней он познал красоту церковного богослужения, устав монашеского общежития, усердную и искреннюю молитву, и многое другое, что помогло ему в дальнейшем выдержать все трудности, мучения, истязания и нападения вражия.

Для продолжения образования послушник Василий поступает в 1915 г. в Пастырско-миссионерскую Семинарию при Григорие-Бизюковом монастыре. Будучи воспитанником первого класса, 24 марта 1916 г. (ст. ст.) принял монашеский постриг с именем Варсонофий в честь святого Варсонофия, епископа Тверского (память 4/17 октября). По окончании курса был оставлен при Семинарии Григорие-Бизюкова монастыря.

Это были годы тяжелого испытания для нашей страны, народа и Церкви. Произошла революция, которая принесла с собой разруху, невежество, опустошение, безбожие, голод и смерть. Не прошла она и мимо Свято-Григорьевского Бизюкова монастыря. Большевики потребовали солидную сумму денег. Вся братия обители уже поставлена была к стенке, в ожидании расстрела, но требуемая сумма каким-то образом нашлась и они избежали смерти.

В 1920 г. обитель подверглась общей участи разграбления и репрессий, и монастырь закрыли. Отец Варсонофий был арестован, сидел в ужасных условиях, в душных сырых помещениях, где, по собственному его рассказу, ряса истлела от сырости, а насекомые, донимавшие заключенных, были в таком количестве, что их приходилось сгребать как мусор. Через некоторое время он был освобожден и получил назначение на должность приходского священника в село Высокие Буераки около Елисаветграда (ныне - г. Кропивницкий), где своим искренним и ревностным служением вскоре приобрел всеобщее уважение, как среди верующих, так и среди духовенства.

А в это время самочинные обновленцы при поддержке атеистического государства стали раздирать хитон Церкви. Живоцерковники пытались опорочить священноначалие Православной Церкви, соблазнить православных христиан и привлечь их к себе. Этому расколу всеми своими силами противился преподобный Варсонофий. Он проявил себя твердым стоятелем за истину Церкви и неустрашимым обличителем обновленчества.

В связи с этим, в 1923 г. епархиальным архиереем, епископом Онуфрием (Гагалюком), он был назначен в г. Александрию миссионером по борьбе с обновленчеством во всем Александрийском округе. С этого момента и началась самая оживленная дея­тельность преподобного Варсонофия.

Получив назначение, он прибыл в г. Александрию, входивший в состав Елисаветградской епархии. В городе в то время не было ни одного православного храма. Явился о. Варсонофий в собор во время литургии, отправляемой обновленцами, и стал незаметно сзади. Высокого роста, с большой бородой, в монашеской одежде, с посохом и четками, привлекательный внешне, он не мог быть не замеченным, и по окончании богослужения был окружен верующими, к тому времени уже обеспокоенными нововведениями в Церкви. Но необходим был авторитетный голос Церкви. И какая была радость, когда все узнали о назначении о. Варсонофия в Александрийское благочиние. Он зачитал послания епископа Онуфрия против обновленчества. Было решено, как нужно действовать для того, чтобы отобрать у обновленцев хотя бы один храм. Изучив обстановку своей новой миссии в г. Александрии, он вернулся на место прежнего служения в с. Высокие Буераки, там был арестован и препровожден в заключение в Александрийскую тюрьму, где и пробыл с осени до начала Великого Поста. Однако связь с ним не прекращалась: несколько лиц-ревнителей Православия ежедневно устраивали по очереди передачи.

В 1924 г. отец Варсонофий был освобожден из заключения. К этому времени православная община, начавшая работу по организации прихода, после целого ряда усилий добилась у гражданских властей передачи ей одного из четырех обновленческих храмов, достаточно уже опустевших. В этот храм, во имя Покрова Пресвятой Богородицы, и был назначен преподобный Варсонофий настоятелем и благочинным всего Александрийского округа. Все привлекало в служителе Божием, располагало к нему: необычайная приветливость, искренняя любовь, внимательное отношение к каждому, ласковое, кроткое и смиренное обращение, безупречная личная жизнь в посте, непрестанной молитве и воздержании. На богослужении он был внимателен, сосредоточен, весь отдавался молитве.

В приходском храме богослужения отправлялись по монастырскому уставу. Верующие христиане говорили: «Бывало зайдешь в будний день на его службу: умеренный, мягкий голос раздается пред престолом, и какая-то мирность и умиление наполняют душу». Довольно большой храм в скором времени стал наполняться верующими со всех концов города. Слух, о всем происходившем в Покровском храме и о необыкновенном батюшке, разнесся далеко за пределы округа. Почти на каждом богослужении бывали люди из окрестностей. Многие, побывав на службе, приходили к о. Варсонофию на квартиру за советом, спрашивая, что предпринять, чтобы и у них была правильная церковь, и получали необходимые наставления.

Каждое его богослужение сопровождалось простыми назидательными проповедями, в которых сокрушалось зло, пороки повседневной жизни, люди призывались к покаянию, выявлялась истина и разоблачалась ложь обновленчества. Верующих он призывал не осуждать запутавшихся в обновленчестве братьев, но молиться о них. Батюшка использовал всякую возможность для назидания: на требе, или при праздничных посещениях, за чашкой чая. Разговоры всегда переводились или на текущие церковные события, или касались душеспасительных тем. В скором времени опустели все обновленческиие храмы, и большая часть духовенства города принесла покаяние, а в округе из 80-ти обновленческих приходов не осталось и десяти. В самом городе происходило необычайное оживление церковной жизни. Все это крайне озлобляло оставшихся обновленцев и, особенно, ГПУ.

Группой обновленцев во главе с неким «епископом» Иоанном (Славгородским), в согласии с гражданскими властями были предприняты соответствующие меры для нанесения удара как по отцу Варсонофию, так и по возглавляемой им общине.

Религиозный подъем принял такие размеры, что власть не решалась предпринимать какие-либо прямые меры для ликвидации этого движения. Было несколько арестов о. Варсонофия, открытый судебный процесс при громадном стечении народа, на котором преподобный Варсонофий мудро отвечал на все вопросы судебного следствия, что послужило к еще большему его прославлению. Процесс не вызвал серьезных последствий, и дело ограничилось только денежным штрафом. Судебный процесс был организован в связи с крещением младенца, совершенного якобы без предварительной регистрации гражданских властей, что жестоко каралось.

В том же 1924 г. местные власти пытались обвинить о. Варсонофия в организации народного бунта. Было заведено дело. Арестовали некоторых членов приходского совета и самого отца Варсонофия как организатора бунта. На квартиру к нему после полуночи с неистовым стуком ворвались уполномоченные известных органов власти и произвели обыск. В результате чего обнаружился пакет с материалом, уличающим о. Варсонофия в организации происшедшего бунта. Подлог был очевиден, так как бумаги оказались в постели у одного из ночевавших в эту ночь людей. Через несколько дней и все находившиеся в этом доме были арестованы и посажены в тюрьму. Сфабрикованное дело длилось более трех месяцев со многими допросами и угрозами, но было слишком грубо состряпано и после передачи его в высшую инстанцию - все были освобождены.

В 1924 г. иеромонах Варсонофий был возведен в сан игумена. В 1926 г. отец Варсонофий получает распоряжение о назначении его настоятелем в город Первомайск Одесской епархии, где не было ни единой верной Православию церкви. В самом расцвете церковной жизни александрийской общины, преподобный Варсонофий был оторван от нее и послан в глухой городок, храмы в котором принадлежали обновленцам. Но и здесь он проявляет должное послушание. Со скорбью, раздирающей его душу, слезно прощается он со своей паствой и уезжает в неизвестность на новые скорби.

Приехав в незнакомый город, о. Варсонофий с трудом добирается до соборного храма и в присутствии полуобновленческого настоятеля предъявляет общине свое назначение как настоятеля и благочинного всего округа. Уже после первой службы весть о нем разнеслась по всему округу. Собор стал оживляться не по дням, а по часам. Приходили священники и миряне за советом, спрашивали как перейти в Православие из обновленчества. Но это церковное оживление было весьма кратким.

На второй день Троицы о. Варсонофий был арестован и немедленно отправлен в Харьков, там заключен в тюрьму, но по истечении нескольких месяцев вновь освобожден без права выезда из Харькова. Он с трудом нашел себе приют в чужом городе, однако скоро приобрел всеобщую любовь и уважение в православном храме, который посещал. Преподобный Варсонофий прожил в Харькове пять лет - с 1926 г. по 1931 г.

В 1927 г. вышла декларация митрополита Сергия. Многие верующие с настороженностью отнеслись к ней, и о. Варсонофию с еще большим усердием приходилось трудиться на ниве Христовой, чтобы сохранить стадо целым и невредимым. В трудных условиях, вследствие усиления гонений на Церковь со стороны безбожной власти, о. Варсонофий, не теряя ни минуты, совершал дело пастырского служения Церкви Христовой: утверждал слабеющих в вере, укреплял немощных духом, призывал к терпению в исповедании веры. Батюшка при посредстве многих верующих как в Харькове, так и в районах бывших его приходов и других местах, поддерживал верующих различными способами: письмами или личным общением. Вокруг него образовалась община не только из местных жителей, но и из мирян Донбасса, Кубани, Полтавы, Херсона, Одессы, и даже Белоруссии.

Преподобного Варсонофия посещали духовенство разогнанных монастырей, священники и миряне разного возраста и звания. Все шли: кто получить совет, кто утешение в скорбях, кто по церковным делам, кто для личного духовного наставления. К нему также стремились и молодые души, юноши и девицы, пленяясь его словом и красотой духовной жизни, изъявляли готовность стать на путь богоугодной жизни под его руководством. Отец Варсонофий не ставил в рамки особо строгих правил. Всем желающим жить богоугодно давалось правило: утром - утренние молитвы и полуношница, в обед - часы, вечером - повечерие с вечерними молитвами.

Однако ГПУ не дремало. 1 января 1931 г. был произведен повсеместно в одну ночь массовый арест оставшихся на свободе епископов, духовенства и мирян, проявивших какую-либо религиозную дея­тельность. Был арестован и преподобный Варсонофий. На сей раз он подвергался многим и разнообразным пыткам. Более всего практиковалось многосуточное лишение сна: батюшка пребывал в таком состоянии по пять, десять и более суток подряд, на ногах или сидя под наблюдением сменяющихся часовых. Мучили его дни и ночи, не давая заснуть, поднимали пинками или даже штыками.

Его лишали передач, избивали, держали в мучительных одиночках, в неимоверной тесноте, почти герметически закрытых в летнее время камерах или в холоде; лишали пищи, а потом сытно кормили и не давали пить, инсценировали расстрелы, и много других истязаний пришлось претерпеть о. Варсонофию.

Все эти страдания кончились тем, что преподобный Варсонофий получил пять лет заключения в Темниковских лагерях. Всего он провел в заточении десять лет, в лагерях: Темниковских, Алатырских и на Колыме.

Замечательно было его поведение в тюрьмах и лагерях. Преподобный Варсонофий совершенно искренне говорил, что тюрьма для него - некая духовная школа и принимал заключение в ней как возможность духовного совершенствования, без страха, с благодарностью Богу. По причине существовавшего озлобления против духовенства, о. Варсонофия помещали в камеры уголовников, отъявленных рецидивистов, потерявших всякое человеческое чувство. Истинно христианское поведение, достойное своего звания, часто укрощало и этих зверей в человеческом облике. Некоторые из них так привязались к батюшке, что даже по разлучении искали как бы связаться с ним перепиской или иным способом.

В самой камере о. Варсонофий вел себя как священник и монах. Невзирая на шум, крик, неимоверную ругань, тяжелый дым табака, он часами простаивал на молитве с четками, как бы не замечая окружающей его обстановки. Передачами делился со всеми. Не опускаясь до той среды, в которой находился, но и не презирая ее, заставлял смотреть на себя как на истинного служителя Божия. В лагерях преподобный Варсонофий принципиально отказывался от какой бы то ни было работы в воскресные и праздничные дни и ни под каким предлогом не давал изменять свой облик, только насильно, применив побои, его остригали и сбривали бороду.

Находясь постоянно в неимоверно тяжелых условиях, о. Варсонофий никогда не унывал, все время посвящал молитве, находил друзей и многих утешал. В условиях заключения становилось особенно тяжело, если не было веры в Бога, и находила такая тоска и ночь уныния, безысходности, что некоторые бились головой о стенку, пытаясь физической болью заглушить ее. В такой момент при встрече с преподобным Варсонофием, при одном только получении благословения на расстоянии, не говоря уже о личном свидании, гора уныния сваливалась, и овладевало радостное чувство. Его одухотворенный, светлый внешний вид, ласковое обращение всегда привлекали к нему. Создавался круг своих, верных, и все вместе друг другу помогали, перенося трудности лагерной жизни.

В первый срок пребывания в лагерях, будучи перегоняем из лагеря в лагерь, находясь в невероятно сложных условиях, он едва не скончался от тифа. В Сарове за совершение молитвы и проповеди был избит до полусмерти и к моменту выхода из лагеря стал совершенно сгорбленным инвалидом, передвигаться мог только при помощи костылей. Трудно было узнать сравнительно еще не старого, стройного, высокого батюшку Варсонофия.

Вследствие его инвалидности и по ходатайству родственников перед властями, по окончании срока ему удалось вернуться в Харьков. Внешне он изменился, но внутренне остался тем же. И, не теряя ни минуты, принялся за дело, свойственное его званию: спасение душ человеческих. Опять у себя на квартире и у других совершал богослужения ночью, приобщал, назидал беседами, укрепляя оставшихся верующих, к тому времени уже сильно угнетенных обнаглевшим безбожием. Гонение доходило до того, что служащим советских учреждений рискованно было заглянуть в церковь, где-либо публично перекреститься, в домах нельзя было держать иконы. Совершение треб было затруднено и небезопасно потому, что даже погребения и те отправлялись особым советским чином, с музыкой и красными флагами.

Не изменяя ни при каких обстоятельст­вах внешнего вида священника, лишь после 1935 г., по причине крайне развившегося преследования духовенства, так что едва ли можно было священнику пройти или проехать в присущей его сану одежде, преподобный Варсонофий для достижения главной цели - спасения душ человеческих, укрепления верующих - снимает священническое одеяние и приобретает вид старика в обыкновенной русской длинной рубахе, подпоясанной поясом. В таком образе он смог до некоторого времени незамеченным посетить целый ряд верных своих чад, как в прежних своих приходах, так и в других местах: на Кубани, Донбассе, в Херсоне, Одессе и других городах Украины и Белоруссии. Цель посещений - совершение таинства Божественной Литургии, исповедь и причащение верных чад Божиих. Собирались на эти службы только свои, верные, знавшие друг друга.

Как свидетельствует один из учеников батюшки, которому пришлось быть в одной из таких поездок с о. Варсонофием в г. Херсоне: «Там, на окраине города, в доме, находящемся в глухом месте и огражденным высоким забором, батюшка Варсонофий исповедывал в течение двух дней и ночей приходящих людей, которые друг другу передавали о его местонахождении. Не было у него времени и поесть».

В одной из таких поездок, в 1936 г. в Одессе, преподобный Варсонофий был выслежен и арестован, там же посажен в тюрьму, лишен каких бы то ни было связей с внешним миром. По окончании следст­вия он, уже полный инвалид, был осужден НКВД на новый срок заключения на Колыму. Такие осуждения делались предусмотрительно в расчете на невозможность возвращения.

Несколько месяцев длительной и тяжелой поездки в арестантских вагонах при 40 градусном морозе претерпел преподобный Варсонофий, прежде чем попал к месту своего заключения. На Камчатке он сильно заболел, состояние было таким, что его посчитали умершим и выбросили тело. Наутро нашли сидящим среди трупов. Сам о. Варсонофий об этом случае рассказывал: когда его выбросили на кучу умерших тел - он был без сознания. Очнувшись, почувствовал тепло. Свет озарил ночное небо - явился Сам Христос, Который протянул ему руку и сказал: «Дерзай, ты мне еще нужен на земле для проповеди Евангелия».

Колыма - самое суровое место испытаний. Преподобный Варсонофий, израненный, измученный с честью пронес свой крест, уповая на милость Божию и на Покров Царицы Небесной. В течение своего священнослужения, в период гонений на Церковь, о. Варсонофий подвергался аресту до 25-ти раз. На всех допросах вел себя безстрашно, с достоинством Божьего служителя. В трудные моменты на допросах молчал, внутренне молясь до тех пор, пока не получал внутри себя ответ, и, не обращая внимания на разъярившегося следователя, давал соответствующие ответы, разрушая все ядовитые заигрывания изощренных в коварстве следователей, которые иногда, меняя тон, восхваляли подобного рода прямых и мужественных исповедников.

В 1941 г. преподобный Варсонофий был освобожден из заключения. Залечивая раны, полученные за десять лет заключения, он пролежал два года в Магаданской лагерной больнице (по 1943 г.) и два года в больнице бухты Находки (по 1945 г.). Откуда был перевезен с нарочитой обслугой в г. Пятихатки Днепропетровской области.

В 1945 г. отец Варсонофий переехал в Харьков на амбулаторное лечение. Знавшие его харьковчане говорили, что батюшка внешне изменился, но внутренне остался тем же. С 1946 г. он проживал в г. Краматорске, продолжая харьковский курс лечения.

В мае 1948 г. епископом Донецким Никоном (Петиным) назначен клириком Покровской церкви г. Краматорска. Духовные чада, посещавшие его в то голодное время, говорили, что преподобный Варсонофий еще не оправился от своих ран и выглядел очень болезненным. На ногах были по-прежнему незаживающие раны, которые постоянно сочились, ходил на костылях. Одна нога не сгибалась, а второй ходил только на пальцах. Но, несмотря на это, преподобный Варсонофий так и остался пламенным священником, возжигая во всех Божественный огонь, который постоянно в нем горел. Два года приносил радость своим служением о. Варсонофий прихожанам Покровской церкви. И враг снова ополчился против него. В один из дней к храму подошли озлобленные безбожники с палками, лопатами, собираясь бить о. Варсонофия, требовали выхода к ним. Батюшка стоял и молился. После молитвы он трижды выходил к людям - осенял крестом - и снова уходил в храм молиться. Видя смирение и кротость пастыря Божия, разъяренные люди молча разошлись.

После этого случая о. Варсонофий обратился в епархиальное управление с ходатайством, чтобы ему взамен прислали архимандрита Онуфрия из Одессы, а его перевели в Херсон. Определением епископа Херсонского и Одесского Никона от 2 октября 1950 г. преподобный Варсонофий был назначен настоятелем Греко-Софиевской церкви г. Херсона.

Всего лишь год прослужил о. Варсонофий в Греко-Софиевской церкви, а память о нем и поныне хранится в сердцах херсонцев. Как добрый пастырь, он душу свою полагал за верных чад Христовых. День и ночь молился батюшка за всех, кто обращался к нему с просьбой. Служа вместе с достойным пастырем Церкви протоиереем отцом Димитрием Позняковым, они приобрели множество почитателей, которые обращались к ним с различными просьбами и получали духовную и телесную помощь. Совершая ежедневные церковные службы, они находили время для утешения страждущих, болящих и немощных. Молебны и акафисты совершались в храме каждый день. Усердием отца Варсонофия были куплены два дома для инокинь и послушниц Благовещенского и других монастырей, которые после закрытия обителей нуждались в крове и пропитании. Батюшка всеми возможными средствами поддерживал, наставлял и утешал этих тружениц Христовых, посвятивших себя Богу и Церкви.

9 ноября 1951 г., правящий архиерей назначает его настоятелем Троицкой церкви с. Старой Збурьевки Голопристанского округа Херсонской области. И в этом храме прихожане горячо полюбили своего батюшку. Снова те же огненные проповеди и переполненный храм. Все тот же грозный, обличительный, как морская волна, голос во время проповеди. Многих своих воспитанников он посылал в Киево-Печерскую Лавру, которые впоследствии стали истинными монахами. Служа в этом храме, отец Варсонофий был возведен в сан архимандрита.

25 июня 1954 г. архимандрит Варсонофий был назначен на священническое место в Екатерининский собор г. Херсона - последний храм в его жизни. Главным для него было то, что заповеди Божии, святые каноны Церкви - непреложная истина, которая не должна искажаться. В этом отец Варсонофий был тверд и непреклонен.

Были у него и личные внутренние, достойные внимания, духовные переживания. Отец Павел, келейник о. Варсонофия, вспоминал: «В концлагере, в Сарове, когда о. Варсонофия избитого оставили в сарае в пятидесятиградусный мороз, Господь сподобил великой милости внутреннего духовного озарения, утешая и согревая его». Вспоминая это, преподобный Варсонофий говорил: «Господь сохранил мне жизнь, чтобы многих ныне привести ко спасению».

В последние дни своей жизни о. Варсонофий сильно болел. Он знал что скоро Господь призовет его к Себе, и стал готовиться к смерти. После исповеди и причащения Святых Христовых Таин преподобный Варсонофий мирно отошел ко Господу 17 октября 1954 г. в день своего Небесного покровителя.

Отпевание преподобного Варсонофия совершалось в Екатерининском соборе благочинным протоиереем Борисом Старком и духовенством Херсона. Какой-то внутренний подъем наполнял сердца присутствовавших, каждый хотел прикоснуться к руке батюшки и получить последнее благословение. Гроб окружали ученики батюшки, а также сестры закрытых обителей, которые были на попечении о. Варсонофия. После отпевания по монашескому чину гроб с телом преподобного Варсонофия был обнесен вокруг храма городским духовенством и погребальная процессия через весь город направилась к городскому кладбищу. Вблизи храма Всех Святых тело преподобного Варсонофия было предано земле.

Так закончился земной путь верного и преданного пастыря Церкви Христовой, духовного отца, наставника, усердного молитвенника, неутомимого борца с расколами, исповедника и мученика, душой отошедшего к своему Учителю - Пастыреначальнику Христу, телом почивающего в земле, но слышащего всех тех, кто обращается в молитвах ко Господу и призывает его имя в помощь.

С момента погребения к могиле о. Варсонофия стали приходить верующие, совершая панихиды и молитвы о упокоении души дорогого батюшки. Есть множество примеров чудесной помощи, молитвенного ходатайства пред Господом преподобного Варсонофия за тех людей, которые находясь в скорби или нужде, призывали его имя.

Еще при жизни, по молитвам о. Варсонофия, исцелялись болящие, врачевались душевные и телесные недуги. Он также обладал даром прозорливости, предсказывая те или иные события.

В селе Новая Прага Александрийского района Кировоградской области по молитвам о. Варсонофия был исцелен молодой юноша, который не мог ходить.

Прихожанка церкви Всех Святых г. Херсона, безногая Ксения, рассказывала, что во время молитвы ей явился умерший о. Варсонофий и предупредил о смерти своей сестры, умершей на следующий день.

Замечателен рассказ жителя г. Херсона Волкова Николая Михайловича, у которого в 1991 году возникли сильные боли в области живота. Врачи затруднялись поставить диагноз, мнения разошлись, и ничего конкретно предложить они не могли. Так и страдал он на протяжении года. В 1992 году произошло сильное обострение, не получив от врачей никакой помощи, Николай обратился ко Господу, призывая в молитвах как ходатая о. Варсонофия. После молитв у могилы батюшки он исцелился.

Из рассказа верующей христианки Веры, проживающей в с. Зеленовка Херсонской области: «Мои оба сына были пьяницами, и что только ни предпринимала, как их только ни лечила, ничего не помогало. Тогда я обратилась с просьбой к отцу Варсонофию. Отслужила панихиду на могиле батюшки, и мои сыновья перестали пить. Я от всей души благодарна Богу и о. Варсонофию за милость ко мне и моим сыновьям».

Из рассказа схимонахини Варвары, проживающей в г. Александрии Кировоградской области: «У одной женщины плохо жили дочь и зять, часто ссорились по пустякам. Она сильно переживала, жалела их, боялась чтобы дети не остались сиротами. Усердно молилась Господу и призывала в молитвенную помощь отца Варсонофия. И ей было откровение. Она увидела батюшку, идущего по воздуху, который сказал: «Все уладится, я за вас молюсь и за всю братию» - и ушел в небо. После этого видения дочь и зять стали жить мирно и дружно».

Схимонахиня Варвара рассказывала, что при посещении о. Варсонофия в 1947 г. в г. Краматорске Донецкой области батюшка предсказал ей неприятности, которые ожидали ее дома: исключение из колхоза, осуждение и высылка. И только благодаря молитвам о. Варсонофия, буря нападок утихла.

28 марта 2007 г. были обретены мощи преподобного Варсонофия, которые ныне покоятся в Свято-Духовском кафедральном соборе г. Херсона.

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 18 апреля 2008 г. преподобный Варсонофий был причислен к лику святых преподобноисповедников.

9 августа 2008 г. в Свято-Духовском кафедральном соборе города Херсона состоялась канонизация преподобного Варсонофия Херсонского. Составлена служба преподобному Варсонофию Херсонскому, а также акафист, который собором Херсонского духовенства читается у его святых мощей.

Много благодеяний Божиих получили и получают верующие по молитвам и предстательству преподобного Варсонофия, который явил собой пример верности Христу Богу и ревностного служения Его Святой Церкви, праведной и благочестивой жизни. Подвиг жизни великого угодника Божия и ныне вдохновляет верных чад Православной Церкви на самоотверженное служение Богу и людям.

Дни памяти прп. Варсонофия совершаются 28 марта и 17 октября (н. ст.).

 

Преподобномученик Геннадий Одесский (+ 1937) (в миру Григорий Матвеевич Ребеза) родился 22 апреля 1880 г. в с. Янкулово Подольской губернии.

Отбыв воинскую повинность, он решил посетить святые места. После Киево-Печерской Лавры Григорий прибыл в Глинскую пустынь, где научался иноческому деланию у опытных старцев.

В 1895 г. он был пострижен в монахи с именем Геннадий и рукоположен в священный сан.

В 1906 г. отец Геннадий подвизался в Глинской пустыни, потом в Добрушском Никольском монастыре, затем был назначен экономом Кишиневского архиерейского дома.

В 1919 г. он переехал в Одессу, где служил в храме свт. Димитрия Ростовского.

Митрополит Платон (Рождественский) назначил его наместником Григорие-Бизюкова монастыря (ныне – Бериславского р-на Херсонской обл.), где он переживал вместе с братией частые набеги разных банд, которые грабили монастырское имущество.

После закрытия монастыря отец Геннадий поехал в Херсон к епископу Прокопию (Титову) с докладом.

Через некоторое время он перебрался в Одессу, где служил настоятелем храма Вознесения Господня.

В 1936 г. отец Геннадий был арестован в рамках кампании по извлечению церковных ценностей и приговорен к ссылке в Казахстан. Он был отправлен в пос. Майское Павлодарской области, где в следующем году вновь был арестован и приговорен к расстрелу.

2 декабря 1937 г. в 2 часа ночи архимандрит Геннадий был расстрелян и похоронен в общей могиле.

День памяти прмч. Геннадия совершается 2 декабря (н. ст.).

 

Священномученик Иоанн Херсонский, пресвитер (+ 1937) (Иоанн Георгиевич Скадовский) родился 30 мая 1874 г. в Херсоне в семье потомственного дворянина. 

В 1890 г. Иоанн окончил реальное училище, в 1896 – сельскохозяйственное.

В начале 1990-х годов Иоанн познакомился с епископом Херсонским Прокопием (Титовым) и в результате общения с ним стал склоняться мыслию к принятию священного сана.

В 1918 г., решив принять сан священника, он раздал все свое сельскохозяйственное имущество крестьянам. Епископ Прокопий был в это время в Петрограде, и Иоанн уехал в Одессу, где митрополит Платон (Рождественский) рукоположил его в сан священника.

По рукоположении он получил назначение в Благовещенский женский монастырь вблизи Херсона (ныне - с. Приозерное Белозерского р-на Херсонской обл.), основанный его дедом, а впоследствии был прикомандирован к церкви архиерейского дома в Херсоне.

С 1922 по 1925 г.г. отец Иоанн служил третьим священником городского собора. В связи с тем, что собор захватили обновленцы, он перешел в храм при кладбище и служил здесь до 1926 г.

В конце 1929 г. отец Иоанн был арестован. 

В 1931 г. его приговорили к пяти годам заключения и отправили в Вишерские лагеря, где он пробыл до февраля 1933 г., когда власти заменили ему концлагерь ссылкой.

1 октября 1934 г. отец Иоанн снова был арестован. На допросах он держался мужественно и просто. После окончания следствия священник Иоанн отбывал ссылку в г. Камышине.

16 сентября 1934 г., по его приглашению, на жительство в Камышин приехал архиепископ Прокопий (Титов). В Камышине владыка Прокопий и отец Иоанн организовали домашнюю церковь, где тайно совершали богослужения и ежедневное молитвенное правило.

В конце октября 1934 г. они были арестованы. 17 марта 1935 г. их приговорили к пяти годам ссылки в Каракалпакию в город Турткуль, куда они прибыли 7 мая того же года.

24 августа 1937 г. архиепископ Прокопий и священник Иоанн Скадовский были снова арестованы. Через месяц следствие было закончено и еще через месяц, 28 октября, они были приговорены к расстрелу.

23 ноября 1937 г. архиепископ Прокопий (Титов) и священник Иоанн Скадовский были расстреляны и погребены в безвестной общей могиле.

День памяти сщмч. Иоанна совершается 23 ноября (н. ст.).

 

Священномученик Матфей Верхнерогачикский, пресвитер (+ 1921) (Матфей Иванович Александров) родился 17 ноября 1872 г. в селе Большая Белозерка Мелитопольского уезда Таврической губернии в семье священника.

В 1894 г. он окончил Таврическую Духовную Семинарию, затем учительствовал в церковно-приходских школах сел Ушкалка и Большая Белозерка.

12 октября 1902 г. он был рукоположен во священника к Космо-Дамиановской церкви с. Тимошевка.

После 1917 г. отец Матфей жил и священствовал в церкви святителя Николая в селе Верхний Рогачик (ныне — пгт. Верхний Рогачик Херсонской обл.).

10 декабря 1920 г. он был арестован как заложник, якобы одобрявший и благословлявший восстание против советской власти. Находясь в заключении, отец Матфей категорически отрицал свое участие в любом политическом движении и настаивал на том, что был и остается православным священником, и среди своей паствы не различал людей по политическим признакам. После праздника Успения Пресвятой Богородицы его отпустили, но ненадолго.

12 декабря 1921 г. он был опять арестован, ему ставились в вину: «злостная и сознательная контрреволюция и антисоветская агитация».

15 декабря 1921 г. отец Матфей был приговорен к расстрелу как «злостный, сознательный и непримиримый враг рабоче-крестьянской власти». Во избежание народных волнений он был поспешно расстрелян сразу после суда 15 декабря 1921 г.

День памяти сщмч. Матфея совершается 15 декабря (н. ст.).

 

Cвященномученик Александр Лепетихский, пресвитер (+ 1921) (Александр Трофимович Шишин) родился в 1881 г. в Крутицкой волости Спасского уезда Рязанской губернии, в семье священника.

В 1902 г. он окончил Рязанскую Духовную Семинарию.

В 1904 г. Александр был рукоположен во диакона и в том же году – во священника и направлен в Архангело-Михайловскую церковь с. Малая Лепатиха Мелитопольского уезда Таврической губернии (ныне – Великолепетихского р-на Херсонской обл.).

4 декабря 1921 г. отца Александра арестовывают и возбуждают против него уголовное дело.

Священника обвинили в «антисоветской контрреволюционной агитации среди населения и несознательной темной массы», в искажении содержания Декрета об отделении Церкви от государства и в том, что он «уверяет всех, что скоро придет старая власть».

Отец Александр отвергал предъявленные ему обвинения, но был вынесен приговор: высшая мера наказания – расстрел, с добавлением: «…с целью морального воздействия на население объявить, что расстрелян как заложник».

День памяти сщмч. Александра совершается 13 октября (н. ст.).

 

 

 

 

 

 

Священномученик Димитрий Агайманский, пресвитер (+ 1935) (Димитрий Феофанович Игнатенко) родился 17 июля 1872 г. в селе Агайманы Мелитопольского уезда Таврической губернии (ныне – Ивановского р-на Херсонской обл.) в семье священника.

В 1898 г. Димитрий окончил Киевскую Духовную Академию.

4 февраля 1898 г. он был рукоположен в священнический сан и направлен в город Керчь, где исполнял обязанности помощника благочинного.

В 1901 г. отца Димитрия переводят в Симферополь настоятелем храма и законоучителем в мужской гимназии.

В 1922 г. он был обвинен в нежелании отдать богослужебные предметы на поругание, а также за два «нелегальных» собрания, первое из которых было посвящено осуждению деятельности обновленцев Таврической епархии, а второе связано с рукоположением во епископа Мелитопольского протоиерея Александра Зверева (будущего священномученика архиепископа Сергия). Отец Димитрий виновным себя не признал и был осужден на три года исправительно-трудовых лагерей.

Отбыв срок, он приехал в Симферополь, вновь был обвинен в антисоветской агитации и выслан за пределы Украины. Вернувшись домой, отец Димитрий продолжал служить и проповедовать.

В 1926 г. его снова арестовывают и высылают на три года в Марийскую область.

Отбыв ссылку, протоиерей Димитрий поселяется в Мелитополе и через некоторое время получает Свято-Алексеевский приход в поселке Круча.

17 июля 1935 г. отца Димитрия арестовывают в последний раз. На допросах священник не скрывал своего недовольства советской властью и ее мероприятиями, направленными на уничтожение религии. Ему было 63 года. Полные испытаний послереволюционные годы подорвали здоровье отца Димитрия.

9 сентября его положили в тюремную больницу. В день празднования Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня протоиерей Димитрий преставился, донеся свой крест до конца.

День памяти сщмч. Димитрия совершается 28 сентября (н. ст.).

 

Священноисповедник Философ Лепетихский, пресвитер (+ 1937 ) (Философ Павлович Зябрев) родился в 1874 г. в семье священника.

В 1893 г. Философ окончил Симферопольское духовное училище.

В 1895 г. он был назначен псаломщиком к Димитриевской церкви с. Цареводаровки Бердянского уезда Таврической губернии, в 1898 г. переведен к Ильинской церкви с. Гирсовка того же уезда.

В 1902 г. он был назначен диаконом-псаломщиком той же церкви, а в 1903 г. отец Философ переводится штатным диаконом к Покровской церкви этого же села.

В 1904 г. он получает назначение на должность диакона церкви во имя Архангела Михаила с. Малая Лепатиха (ныне – Великолепетихский р-н Херсонской обл.) и законоучителя 1-й церковно-приходской школы.

До революции 1917 г. отец Философ был рукоположен во иереи.

После 1917 г. он служит в храме во имя Архангела Михаила с. Гюневка Большебелозерского района, а после закрытия церкви в 1931 г. продолжает совершать богослужения и требы в домах прихожан.

Отец Философ семь раз подвергался репрессиям. Имущество его за неуплату налогов несколько раз распродавалось.

14 августа 1937 г. священник был арестован в очередной раз и против него возбуждают уголовное дело. После окончания следствия священник содержался под стражей в Мелитопольской тюрьме.

21 сентября 1937 г. он приговорен к 8 годам тюремного заключения. В уголовном деле сведений о дальнейшей участи отца Философа нет. Учитывая, что на момент вынесения приговора священнику было 63 года, и то, что условия содержания политзаключенных были крайне тяжелыми, можно с достаточной степенью вероятности утверждать, что из заключения он не вернулся.

День памяти священноисповедника Философа совершается 13 октября (н. ст.).

 

Святой праведный воин Феодор флотоводец (+ 1817) (Феодор Феодорович Ушаков) родился 13 февраля 1745 г. в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии и происходил из небогатого, но древнего дворянского рода. Родителей его звали Феодор Игнатьевич и Параскева Никитична, и были они людьми благочестивыми и глубоко верующими.

Вся жизнь непобедимого адмирала русского флота, от младенчества до дня кончины, прошла под благотворным влиянием его родного дяди, преподобного Феодора Санаксарского, который также родился и вырос в сельце Бурнаково, откуда и ушел в юности служить в столичную гвардию. Но затем, стремясь душою единому Богу работать, бежал из столицы в пустынные двинские леса, где укреплялся в подвиге поста и молитвы. Затем был сыскан, доставлен к императрице, которая, вняв Промыслу Божиему о молодом подвижнике, благоволила оставить его в Александро-Невском монастыре, где он принял монашеский постриг в 1748 г. Это исключительное для дворянского семейства Ушаковых событие, вкупе с последующими известиями о его монашеском служении Богу, было постоянным предметом бесед среди родственников и служило им назидательным примером.

В возрасте шестнадцати лет Феодор был зачислен в Морской кадетский корпус, который располагался в Санкт-Петербурге, на углу набережной Большой Невы и 12-й линии Васильевского острова. Но дяди своего в Александро-Невском монастыре уже не застал - монах Феодор был в Санаксаре, на берегу Мокши, в Тамбовской губернии.

Будущий адмирал, отличаясь хорошей учебой и доброй нравственностью, прилежно постигал преподаваемые ему науки, особую склонность проявляя к арифметике, навигации и истории. Через пять лет он успешно, среди лучших, окончил Морской корпус и, получив офицерский чин, был приведен к присяге, которой ни в чем не изменил за всю свою жизнь.

После выпуска из Морского корпуса Феодора Ушакова направили на флот Балтийского моря. Северные моря редко бывают спокойными, и для молодого офицера это была хорошая морская школа. Первые годы службы на флоте прошли в интенсивной учебе под руководством опытных моряков. Благодаря своему усердию, пытливости ума, ревностному отношению к делу и высоким душевным качествам, молодой мичман Феодор Ушаков успешно прошел эту первую школу морской практики и был переведен на юг, в Азовскую флотилию.

В 1775 г., в правление Екатерины II, было принято решение о создании на Черном море регулярного линейного флота. В 1778 г., в тридцати верстах выше устья Днепра, недалеко от урочища Глубокая Пристань было устроено адмиралтейство, основаны порт и город Херсон, куда в этом же году и прибыл капитан второго ранга Феодор Ушаков.

Тем временем в городе началась эпидемия чумы. В Херсоне был установлен карантин. Тогда считали, что чума распространяется по воздуху. Для отгнания морового поветрия на улицах разводили костры, окуривали жилища, но эпидемия усиливалась. Несмотря на сложную военную обстановку, требовавшую продолжения строительства кораблей, был дан приказ полностью прекратить работы и все силы направить на борьбу с чумой.

Все команды были выведены в степь. Не хватало лекарей, их обязанности принимали на себя командиры. Капитан Феодор Ушаков стал твердо устанавливать особый карантинный режим. Всю свою команду он разделил на артели. У каждой имелась своя палатка из камыша, по сторонам которой были установлены козлы для проветривания белья. На значительном удалении располагалась больничная палатка. Если в артели появлялся заболевший, его немедленно отправляли в отдельную палатку, а старую вместе со всеми вещами сжигали. Остальные артельщики переводились на карантин. Общение одной артели с другой было строго запрещено. Ушаков сам неустанно за всем этим следил.

В результате, в его команде чума исчезла на четыре месяца раньше, чем в других. В самое тяжелое по напряженности время эпидемии он никого не посылал в госпиталь, переполненный больными, и спас от смерти многих, пользуя их при команде. Здесь проявились не только его исключительные способности решать трудные и неожиданные задачи, но, главным образом, великая любовь к ближним своим, любовь милующая, сострадательная, подсказывавшая ему наиболее верные решения.

За умелые действия и проявленные при этом старания Феодор Ушаков был произведен в капитаны первого ранга и награжден своим первым орденом святого Владимира четвертой степени.

В августе 1785 г. на 66-пушечном линейном корабле «Святой Павел» Феодор Ушаков прибыл из Херсона в Севастополь, где планировалось строительство большой крепости, порта и военного селения.

Вскоре, получив чин контр-адмирала, он был назначен в начале 1790 г. командующим Черноморским флотом. В 1798-1799 годах адмирал Феодор Ушаков участвовал в освобождении острова Корфу и других Ионических островов от французов. 19 февраля 1799 г. была взята крепость Корфу. Это был день великого торжества адмирала Феодора Ушакова, торжества его военного таланта и твердой воли, поддержанных храбростью и искусством его подчиненных, их доверием к своему победоносному предводителю и его уверенностью в их непоколебимое мужество.

На другой день после сдачи крепости, когда главнокомандующему привезены были на корабль «Святой Павел» французские флаги, ключи и знамя гарнизона, он сошел на берег, «торжественно встреченный народом, не знавшим границ своей радости и восторга, и отправился в церковь для принесения Господу Богу благодарственного молебствия... А 27 марта, в первый день Святой Пасхи, адмирал назначил большое торжество, пригласивши духовенство сделать вынос мощей угодника Божия Спиридона Тримифунтского. Народ собрался со всех деревень и с ближних островов. Гробницу поддерживали сам адмирал, его офицеры и первые чиновные архонты острова; святые мощи обнесены были вокруг крепостных строений, и в это время отовсюду производилась ружейная и пушечная пальба... Всю ночь народ ликовал».

За победу при Корфу Феодор Ушаков был возведён в адмиралы. Воздав благодарение Богу, Феодор Феодорович продолжил выполнение возложенных на него задач. Требовалось образовать на освобожденных островах новую государственность, и адмирал Ушаков, не поступаясь своими христианскими убеждениями, сумел создать на Ионических островах такую форму правления, которая обеспечила всему народу «мир, тишину и спокойствие». «Люди всех сословий и наций, - обращался он к жителям островов, - чтите властное предназначение человечности. Да прекратятся раздоры, да умолкнет дух вендетты, да воцарится мир, добрый порядок и общее согласие!..»

На исходе 1799 г. адмирал Феодор Ушаков получил приказ о возвращении вверенной ему эскадры в Севастополь. В 1804 г. Феодор Феодорович составил подробнейшую записку о своем служении, в которой подытоживал свою деятельность: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность онаго флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей Благости ни одно судно из онаго не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался».

Обострялись болезни, усиливались душевные скорби. Но не забывал адмирал заботиться о ближних своих: в его дом в Петербурге часто приходили за помощью. Одних он снабжал деньгами, одеждой, за других, особо нуждающихся, ходатайствовал перед более имущими господами. Например, переписываясь с известным благотворителем графом Н. П. Шереметевым, построившим в Москве в память своей умершей жены Странноприимный дом, Феодор Феодорович не однажды обращался к нему с просьбами подобного характера: «Зная доброе расположение Ваше к спасительным делам и благодеянию, посылаю к Вашему Сиятельству двух странниц, пришедших из отдаленного края просить позволения о построении храма Божьего и устроении жилищ в пользу увечных и больных. По их бедности я содержу их в своем доме и одел их». Кроме того, он взял на себя покровительство и заботу об осиротевших племянниках.

19 декабря 1806 г. он подал прошение об отставке: «Душевные чувства и скорбь моя, истощившие крепость сил, здоровья, Богу известны - да будет воля Его святая. Все случившееся со мною приемлю с глубочайшим благоговением...» Эти слова, венчающие ратный подвиг, славное и многотрудное служение родному Отечеству, свидетельствуют, что непобедимый адмирал исполнен был смирения и покорности воле Божией, и благодарения Богу за все, - это были чувства истинно христианские.

Отойдя от служебных дел, он некоторое время жил в Санкт-Петербурге, продолжая покровительствовать племянникам, и готовился к переезду на постоянное и уже последнее место своей земной жизни. Душа адмирала, от младенчества взыскавшая Господа, просила покоя, уединения, молитвы. Он принял решение, исполненное глубокого смысла: он избрал для жительства тихую деревню Алексеевку, в Темниковском уезде, вблизи Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря, где в годы его ратных подвигов молился о нем его родной дядя - преподобный Феодор. Несомненно, что молитвенное их общение никогда не прерывалось. Потому и устремилась сюда, к святой обители душа адмирала, что здесь подвизался о Господе и упокоился самый духовно близкий ему человек на земле. Монах и моряк - они оба были воинами Христовыми, оба делали одно дело: ревностно служили Господу - на том поприще, на которое Он их призвал.

Сохранилось свидетельство тогдашнего настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила о завершающем периоде земной жизни Феодора Феодоровича: «Адмирал Ушаков, сосед и знаменитый благотворитель Санаксарской обители, по прибытии своем из Санкт-Петербурга, вел жизнь уединенную в собственном своем доме, в деревне Алексеевке, расстоянием от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам Божиим во всякое время. В Великий пост жил в монастыре, в кельи, для своего пощения и приготовления к Св.Тайнам по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неопустительно и слушал благоговейно; по временам жертвовал от усердия своего обители значительные благотворения; так же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения».

Началась Отечественная война 1812 года. На борьбу с французами поднялся весь народ. Вместе с темниковским соборным протоиереем Асинкритом Ивановым Феодор Ушаков устроил госпиталь для раненых, дав деньги на его содержание. Две тысячи рублей им было внесено на формирование 1-го Тамбовского пехотного полка. Все, что имел, отдавал он «на воспомоществование ближним, страждущим от разорения злобствующего врага...»

Остаток дней своих, по словам того же иеромонаха Нафанаила, адмирал провел «крайне воздержанно и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному сыну Святой Церкви 1817 года октября 2-го дня и погребен по желанию его в монастыре подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора по фамилии Ушакова же».

Отпевал Феодора Феодоровича в Спасо-Преображенской церкви города Темникова протоиерей Асинкрит Иванов, который за день до кончины праведника, в праздник Покрова Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, принимал его последнюю исповедь и причащал Святых Таин; когда гроб с телом усопшего адмирала при большом стечении народа, был вынесен на руках из города, его хотели положить на подводу, но народ продолжал нести его до самой Санаксарской обители. Там встретила благоверного боярина Феодора монастырская братия. Феодор Феодорович был погребен у стены соборного храма, рядом с родным ему преподобным Старцем, чтобы быть им отныне вместе навеки.

Когда наступили времена безбожных гонений на Церковь, Санаксарский монастырь, где упокоился Феодор Феодорович, был закрыт. Часовня, выстроенная над могилой адмирала, была до основания разрушена, честные его останки в 1930-е годы были осквернены безбожниками.

В годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов воинская слава Феодора Феодоровича Ушакова была вспомянута, его имя, наряду с именами святых благоверных князей-воинов Александра Невского и Димитрия Донского, вдохновляло к подвигу защитников Родины. Был учрежден боевой орден адмирала Ушакова, который стал высшей наградой для воинов-моряков.

Тогда же, в 1944 году, возник вопрос о месте погребения адмирала Ушакова. Была создана государственная комиссия, которая произвела раскопки на территории Санаксарского монастыря и вскрытие могилы адмирала Ушакова у стены соборного храма. Честные останки Феодора Феодоровича оказались нетленны, что было отмечено в соответствующем документе комиссии.

С этого времени могила Феодора Ушакова и, как следствие, весь Санаксарский монастырь находились под присмотром государственной власти, что предотвратило разрушение чтимой праведником обители.

В 1991 г. Санаксарский монастырь был возвращен Церкви. 23 июля 2001 года состоялось прославление праведного Феодора в лике святых. К его святым мощам приходят многочисленные паломники: духовенство, монашествующие, благочестивые миряне, среди которых часто можно видеть воинов-моряков, - приходят поклониться святому флотоводцу Феодору Ушакову, явившему собою великий пример воинской доблести, милосердия и христианского благочестия.

Дни памяти прав. воина Феодора совершаются 5 августа и 15 октября (н. ст.).

 

Блаженная Домника Алешковская (+ 1967) (в миру Домна Ивановна Ликвиненко) родилась в 1881 г. в православной семье зажиточных крестьян Таврической губернии. С младенческих лет воспитывалась в любви к Богу и молитве. Доподлинно не известна судьба ее семьи и отроческие годы, но как сама она рассказывала, после паломничества к святыням Киево-Печерской лавры, в возрасте 15 лет она решила посвятить свою жизнь Богу и жить при монастыре.

В 1896 г. Домну приняли в школу для девочек-сирот при Свято-Успенском женском Алешковском монастыре. Здесь она научилась грамоте и рукоделию. При школе была домовая церковь в честь Святителя и Чудотворца Николая, где воспитанницы совершали молитвенное правило и посещали богослужения. С тех самых пор Домна горячо полюбила Николая Угодника – защитника сирот и обездоленных, и любовь эту пронесла через всю свою жизнь.

По окончании обучения в школе, девочки должны были сделать жизненный выбор: идти в мир, или остаться в монастыре. Для Домны этот вопрос был давно решен, она осталась в обители. Послушницей, с именем Домника, она была принята в число сестер монастыря.

Домника любила уединение, в тиши которого читала Псалтирь или акафист Святителю Николаю. Это было замечено игуменией монастыря и она благословила ей послушание пасти монастырских телят. Пребывая на природе, будучи окруженной бессловесными животными, она с радостью предавалась молитве. Очевидцы рассказывали, что часто видели Домнику читающую Псалтирь, а вокруг нее пасущихся телят, которые как-бы слушали ее. Животные любили Домнику. И когда она выгоняла их на пастбище, то не она, а они за ней ходили.

Начиная с 1900 г., Алешковский монастырь переживал период своего расцвета. Был построен великолепный Успенский собор, обновлен Никольский храм, в новой трапезной устроена церковь в честь равноапостольной Нины. Монастырь оградили крепостным забором с башнями, построили новые корпуса, расширили школу, где уже учились 60 девочек-сирот. Все это свидетельствовало о росте духовной жизни: со всех сторон в монастырь стекались богомольцы. В обители просияла чудесами Феодоровская икона Божией Матери. Все это не могло не радовать души православных людей.

Приближался трагический 1917 год. В это время сестры монастыря стали замечать странное поведение послушницы Домники. На пастбище она оставляла животных, а сама уходила на кукурузное поле и там с поднятыми руками со слезами молилась за обитель. Очень скоро монахини поняли, что так она предсказывала будущую печальную судьбу монастыря и его насельниц.

Началась революция, затем гражданская война. Осенью 1920 г. в Алешках установилась советская власть. Монастырское хозяйство, земли и здания обители были национализированы. В монастыре устроили культсовхоз «Работница», а в 1921 году трудовую артель «Мелисса». 8 марта 1922 г. из монастырских храмов изъяли церковные ценности, монахинь изгнали, а в обители устроили детскую колонию «Красные всходы». Многие монахини нашли прибежище при храмах города Херсона, но часть из них остались жить возле своей любимой обители, поселившись в Алешках. Послушница Домника нашла свой кров в Алешковской слободе, недалеко от монастыря у одной благочестивой старушки.

Во время тяжких скорбей и лишений Всеблагий Господь посылает любящим Его милости и утешения через избранников Своих. Он посылает их в мир, подобно Святителю Николаю, нести помощь нуждающимся, утешать скорбящих, обличать беззакония. Скромная послушница Домника была призвана на это служение, получив от Бога дар прозорливости. Созерцая невидимое, как видимое, и грядущее, как настоящее, матушка многим помогала своим советом и благословением.

Скрывая свой дар под видом юродства, она присказками, загадочными фразами или символами предсказывала грядущие события. Так, например, монахиням перед закрытием монастыря она раздавала кому камешек, кому лоскутки, а кому и свечные огарки. Лишь с течением времени, как рассказывали матушки, они поняли смысл этих «подарков». Живя в миру, они стали работать: кто-то на стройке подавал камень, кто-то портнихой шил одежду, а кто-то и при храме трудился алтарницей.

В голод 1924 г. матушка Домника переехала жить в Каховку и часто ходила на богомолье в Берислав. Однажды, на пути вдоль Днепра она предсказала своим спутницам о затоплении этих мест, впоследствии так и случилось, когда построили Каховскую ГЭС.

Вернулась в Алешки матушка в 1928 г. Город переименовали в Цюрупинск, все храмы были закрыты. Недалеко от дома, где жила Домника, жили монахини Агафия и Дария. К ним она часто приходила, чтобы вместе помолиться и получить утешение от горечи напрасных обид, причиняемых уличными мальчишками. Местные жители относились к ней с уважением, ласково называя ее Домочкой или Домникией, и приносили ей продукты. Но дети, воспитанные школой, где насаждалось безбожие, по несмышлености часто дразнили беззащитную «монашку» в черном, чем очень досаждали Домнике.

Жительница Голой Пристани Надежда Саввична рассказывала, что после раскулачивания их семья жила очень бедно, отец работал в каменоломне, тяжко зарабатывая на хлеб. В голодовку 1933 г. папа умер и они остались без копейки. Мама была в горе и отчаянии, она осталась с четырьмя детьми на руках, и не знала, как их теперь прокормить. В ту ночь она горько плакала и молилась Богу о помощи. На рассвете в дверь постучала незнакомка в черном (это была Домника, прежде они не знали и не видели друг друга), и говорит: «Сонька, одевайся, меня Господь к тебе прислал! Одевайся! Я буду покупать хлеб, а ты будешь резать на четыре части и продавать!» Так они и делали. Домника спасла их семью от голодной смерти.

Жила недалеко бедная семья. Подошла к их двору Домника, бросила камышину во двор и говорит: «Стройтесь!» А за что строится – денег нет? И действительно, через некоторое время, с помощью Божией, дом был построен.

Жительница Цюрупинска Анна Дмитриевна Беспалая рассказывает о матушке Домнике: «Была она невысокая, сутулая, с грубоватым голосом, внешне ничем особенным не отличавшаяся. Говорила мало, а давала предметы, и нужно было догадаться, что этим она предсказывала».

Началась Великая Отечественная война. Немцы сильно бомбили Цюрупинск, и обстреливали из артиллерии. Домника жила в этот период у рабы Божией Нины. Однажды она сидела во дворе под вишней и читала Псалтирь. В это время падает снаряд, срезает дерево и взрывается рядом. С Домники взрывом сорвало платок и вырвало из рук книгу, а она сидит, целехонька, как ни в чем не бывало.

Пришлось Домнике во время войны увидеть смерть и горе людское. Предсказала она Наталье Акимовне Ищенко гибель мужа и сына, а ей долгую жизнь. С тех пор Домника жила у нее в доме до конца своих дней. Этот дом в Цюрупинске сохранился и поныне по улице Нижней, 180.

К концу войны стали открывать храмы, в том числе и в Цюрупинске. Красивый Введенский собор был разрушен, поэтому храм устроили в простом доме. В Цюрупинске даже было учреждено благочиние. Много молящихся приходило на богослужения. Среди них была и матушка Домника. В храме служили два священника, на хоре пели монахини, они же убирали храм.

К тому времени о Домнике знали многие, к ней приезжали не только из ближайших селений, но и из других городов: Запорожья, Херсона, Николаева. Ехали не только простые люди, но и духовенство. В основном просили совета, молитв или благословения.

Особую заботу Домника проявляла к людям церковным. Рассказывает певчая Введенского храма Анна: «В 1951 году, после голодовки, мы жили очень бедно. Тетя рассказывала: видит она в окно – к дому идет Домника, зашла и говорит: «Мария, я тебе целую горсть денег в колодец бросила». И с тех пор денег нам хватало, жить стали без долгов.

Помогала нам матушка и по хозяйству. Как-то мы с тетей после службы собирались домой, а Домника говорит тете: «Мария, я возле твоего сарая поставила палку». Приближалась осень, а у нас не было ни дров, ни угля, и после слов Домники, на следующий день, нам привезли дров, шишек, и было нам уже чем топить печку».

Многим кандидатам в священники Домника советом помогла найти матушек. Случай из своей жизни поведал протоиерей Петр Бабийчук. После окончания семинарии он устроился псаломщиком в один из херсонских храмов. Было это во времена хрущевских гонений. Уполномоченный по делам религий, узнав о молодом псаломщике, запретил ему работать в церкви и требовал идти на завод. По совету своего друга священника, Петр поехал к Домнике. Она ему сказала: «Едь в Берислав и Каховку». Он даже не знал, есть ли там храмы. Но Божиим Промыслом все уладилось и Петр стал псаломщиком в Бериславе. Вскоре он проведывал своего соученика по семинарии, который служил священником в Каховке, здесь он познакомился с девушкой, которая и стала его матушкой. Так исполнились два предсказания: и Берислав, и Каховка. После рукоположения отец Петр с матушкой поехали к Домнике поблагодарить ее. Матушка отца Петра была в положении. И когда они подошли к дому матушки Домники, она встретила их словами: «Вас трое пришло – с хлопцем» – это было еще одно пророчество, которое исполнилось. У отца Петра родился сын, его назвали Симеоном. Как и отец, он стал священником.

Множество и других священнослужителей по сей день благодарны Домнике за ее советы и молитвы. Не будет полным образ блаженной Домники без описания ее внутренней духовной жизни, хотя эта сторона сокровенна от человеческих взоров. С детских лет она была воспитана в православной вере, любви к Богу и людям. Усердная горячая молитва, чтение Священного Писания – были любимым ее занятием. Об этом свидетельствуют ее современники.

Глубокая церковность – ее неотъемлемая черта. Она всегда стремилась в храм Божий, и даже в старости преодолевала многие километры ради участия в богослужении. Регулярно, когда это было возможно, она причащалась Святых Христовых Таин (об этом свидетельствуют ныне здравствующие священники, причащавшие ее). Поныне живы многие свидетели ее милосердия к другим и строгости к себе. Все это не полный перечень добродетелей, которыми обладала блаженная Домника.

Отошла она ко Господу в субботу 10 июня 1967 года. На погребении было большое стечение людей, гроб с телом пронесли от дома к Введенскому храму. Настоятель храма, протоиерей Сергий Мураховский, совершил отпевание. Матушку Домнику похоронили на старом монастырском кладбище, на могиле установили деревянный крест. Со дня ее погребения к ней всегда шли люди, как к живой, принося свои радости и горести.

Надежда Саввична из Голой Пристани рассказала, как матушка Домника после своей смерти вразумила ее: «В воскресенье у моей подруги Нины сильно заболел зуб, а больница закрыта. Я повела ее к знакомому матушки Домники, зубному врачу Василию. Он сказал, что Нине срочно надо в больницу, а он помочь здесь не может. Тогда я подумала про себя: «Называются верующие, человек страдает, а он помочь не хочет. И как только матушка Домника с ним общалась?» Ночью во сне мне явилась матушка и говорит: «Ты делай, как ты знаешь, а я делала, как я знала!» Так матушка меня вразумила, что нельзя никого осуждать… А зубная боль прошла в тот же день».

Псаломщица Свято-Духовского собора города Херсона Валентина Москаленко рассказывала: «Я матушку Домнику не знала при жизни, но очень ее почитала и почитаю. Однажды мы поехали на ее могилку с несколькими прихожанами. У меня тогда была на душе скорбь, т.к. я не имела возможности купить необходимую для меня книгу «Общую минею». Я зарабатывала тогда 60 рублей, а она стоила 30 рублей. Вот я на могилке стала просить матушку, чтобы она послала мне денег на эту покупку. Ночью во сне мне явилась Домника и сказала, что деньги будут. А через неделю мне пришло извещение из финотдела, что я переплатила налог на 30 рублей. Я удивилась, что у меня появилась переплата, так как я всегда платила очень точно, сколько мне налог начислялся. А через некоторое время мне повысили зарплату на 60 руб., а потом еще на 30 руб. Вот так матушка Домника помогла мне».

Существует множество свидетельств о благодатной помощи, о святости жизни, благочестии, прозорливости блаженной Домники. Ее благодатная помощь обращающимся к ней не оскудевает и поныне.

10 декабря 2008 г., в праздник иконы Божией Матери «Знамение», по благословению Архиепископа Херсонского и Таврического Иоанна были обретены мощи блаженной Домники. Во время их обретения, был найден хорошо сохранившийся деревянный крест от парамана, что подтверждает свидетельства людей о том, что Домника приняла монашеский постриг. Мощи с благоговением были помещены в раку и перенесены в храм равноапостольной Нины, где они почивают и поныне.

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 25 марта 2009 г., блаженная Домника Алешковская была причислена к лику местночтимых святых Херсонской епархии.

15 июля 2009 г. в Свято-Духовском кафедральном соборе города Херсона состоялась канонизация блаженной Домники Херсонской. 16 августа 2009 г. мощи блаженной Домники крестным ходом были перенесены из Херсона в храм равноапостольной Нины города Цюрупинска, где они почивают и ныне.

Дни памяти блж. Домники совершаются 10 июня и 10 декабря (н. ст.).

 

Преподобная Евтропия Херсонская (+ 1968) (в миру Екатерина Леонтьевна Исаенкова) родилась 24 ноября 1863 г. в с. Белая Криница Херсонской губернии (ныне - Великоалександровского р-на Херсонской обл.).  Поскольку родилась она в праздник святой великомученицы Екатерины, родители нарекли ее в честь этой святой.

Промыслом Божиим, в 12 лет она была взята на воспитание женской монашеской общиной в Алешковской Слободе Таврической губернии. Воспитываясь в общине сестер, Екатерина постигала грамоту и рукоделие, одновременно научаясь молитве и чтению Слова Божия, любовь к которым она пронесла через всю свою жизнь.

Екатерина попала в общину сестер в период самый сложный для общины. Руководительница общины рясофорная монахиня Елисавета (Нестеренкова) и ее сестры Мария и Елена в буквальном смысле боролись за создание монашеской обители. Сколько горя, скорбей, искушений пришлось перенести сестрам общины – обо всем этом может рассказать летопись Успенского Алешковского монастыря. Живой свидетельницей и участницей этой истории довелось стать и самой Екатерине.

Скорби от мира, усердная молитва духовно закалили Екатерину. Последуя словам апостола Павла: «Хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыждает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5:3-5), Екатерина решила посвятить свою жизнь Богу в монашеском служении.

Когда, Божией милостью, период скорбей и бед для сестер миновал и община получила статус Успенского общежительного монастыря, Екатерина принимает монашеский постриг с именем Евтропия, в честь св. мученицы Александрийской (память 30 октября/12 ноября). Ее монашеским послушанием было чтение и пение на клиросе. В жизни она отличалась особой скромностью и добротой.

Матушка Евтропия стала свидетельницей расцвета Алешковского монастыря. Строились великолепные храмы и монастырские корпуса, в обители была создана школа для сирот. В это же время матушка Евтропия стала очевидицей первых чудес у Феодоровской иконы Божией Матери. Благодарную память о чудесах и исцелениях, через которые излилась милость Божия к роду христианскому, она пронесла через всю свою жизнь.

Но не долго длился расцвет монастыря. Пришли грозные лихолетия: революция, гражданская война, голод, разруха и, самое страшное – безбожная власть. Монастырь упразднили, храмы закрыли, монахинь разогнали. Матушка, как и многие другие монахини обители, уходит в Херсон. Там она поселяется в районе Киндийских хуторов, недалеко от храма Рождества Богородицы. Это место было выбрано неспроста. За Днепром находились любимые матушкой Алешки, к тому времени переименованные в Цюрупинск.

В это время себе на хлеб матушка Евтропия зарабатывала тем, что шила одеяла. Она постоянно ходила в храм, где молились и другие монахини Алешковского монастыря. В 1938 г. храм закрыли, после чего монахини собирались в частном доме. Сестры заботились друг о друге и поддерживали друг друга чем могли.

Во время войны в Херсоне стали открывать ранее закрытые храмы. Так, в 1941 г. открыли и Киндийскую церковь. Несколько лет матушка жила в помещении, находящемся в ограде храма. Но, желая большего уединения, она вскоре перебирается в небольшой домик, расположенный недалеко от Киндийской церкви. Пока были силы, она пела и читала на клиросе. Когда стала немощной, сидела на скамеечке возле хора и молилась. Она никогда не пропускала богослужения.

Матушка жила в небольшой времянке. Жилище было простое, мазаная хатка – одна комната и коридорчик. К матушке всегда приходило много людей. От Бога она имела особый дар прозорливости. Но не только это влекло к ней людей, но сила молитвы, которую матушка возносила о нуждающихся в Божией помощи. О силе ее молитвы знали многие, поэтому посетители приезжали не только из Херсона, но и из Николаева, Первомайска, Запорожья, Днепропетровска и других мест. Двор всегда был полон людьми.

Матушка принимала всех у себя в комнате, сидя на маленькой скамеечке возле своей кровати. Но никто никогда не видел, чтобы матушка лежала на кровати, даже если была больна. По словам очевидцев, возле нее всегда лежала чурочка. Когда матушка уставала, она клала чурочку на кровать, и сидя на скамейке, ложила голову на чурочку. Передохнет немного и дальше бодрствует.

Духовные чада свидетельствовали, что на ногах матушка носила вериги. В ее руках всегда было Святое Евангелие, которое она постоянно читала. Матушка часто общалась с блаженной Домникой, ныне прославленной Церковью в лике святых. Бывало, ее спрашивали: «Часто ли Вы видитесь с матушкой Домникой?». На что она отвечала: «Не так часто мы видимся, но часто духовно общаемся». Они молились друг за друга.

Иногда она направляла своих чад к отцу Иосифу (прп. Амфилохию Почаевскому), с которым также общалась. Общение это было связано с тем, что ей чудным образом была дарована Почаевская икона Божией Матери. После смерти ее бывшей послушницы схимонахини Ангелины эта икона была передана Свято-Духовскому кафедральному собору, где находится она и по сей день.

Об упомянутой здесь своей послушнице Анне (которая потом в постриге приняла имя Ангелина), матушка Евтропия часто говорила своим духовным чадам: «Она будет больше меня», – пророчески предсказывая, что Анна примет монашеский постриг и схиму, и станет ее духовной преемницей.

Находившийся на покое в Херсоне исповедник веры Архиепископ Иоанн (Лавриненко) также общался с матушкой Евтропией.

По свидетельству духовных чад, матушка имела особое дерзновение молиться об упокоении усопших, которые, по причине закрытия храмов и недостаточного количества духовенства, не были погребены по православному чину, или за которых не кому было помолиться. Господь чудесным образом открывал ей их имена. Бывало так, что пустая бумажка, лежавшая на столе у кровати, к утру была заполнена записанными на ней именами.

Было удивительно то, что матушка Евтропия могла знать имена тех, кто к ней придет, и их нужды. Как уже говорилось, у матушки всегда было множество посетителей. Они везли ей гостинцы. Но она привыкла довольствоваться просфорами и святой водой. Поэтому приношения она раздавала бедным, неимущим, или же людям, которые дали ей кров.

Много чудных событий было связано с именем матушки. Когда из-за болезни она стала увядать, духовные чада спрашивали ее: к кому же они теперь будут приходить за помощью? И она отвечала им, что они смогут приходить к ней на могилку, как к живой. И, что, если она обрела дерзновение пред Богом, то будет помогать им. Она предсказала свою кончину, прощаясь с теми, кого знала.

Матушка Евтропия часто причащалась Святых Христовых Таин. Перед кончиной она приступала к этому спасительному Таинству особенно часто. Причащал ее живший по соседству настоятель Рождества-Богородичного храма в Киндийке протоиерей Иоанн Гасюк.

Отошла ко Господу монахиня Евтропия 29 марта 1968 г.а, имея от роду 105 лет. Отпевали матушку в Киндийской церкви Рождества Пресвятой Богородицы при огромном стечении молящихся. Погребли матушку на Киндийском кладбище.

Во многих синодиках православных херсонцев было записано имя монахини Евтропии. Память о ней, как о молитвеннице, передается из поколения в поколение. А на ее могилке многие получали для себя благодатную помощь и исцеления.

12 ноября 2009 г. были обретены мощи монахини Евтропии, которые были перенесены в Свято-Духовский кафедральный собор города Херсона, где они находятся и поныне.

Решением Священного Синода Украинской Православной Церкви от 23 декабря 2010 г. монахиня Евтропия причислена к лику местночтимых святых Херсонской епархии.

9 августа 2011 г. в Свято-Духовском кафедральном соборе г. Херсона состоялась канонизация преподобной Евтропии Херсонской.

Дни памяти прп. Евтропии совершаются 29 марта и 12 ноября (н. ст.)

 

Мученик Стефан Генический (+ 1945) (Стефан Пименович Наливайко) родился в 1898 г. в селе Константиновка Бердянского уезда Таврической губернии в крестьянской семье.

После окончания церковно-приходской школы он поступает в духовное училище при Григорие-Бизюковом монастыре (ныне – Бериславского р-на Херсонской обл.).

В четырнадцать лет Стефан вернулся домой, а в 1914 г., когда ему исполнилось шестнадцать лет, уехал в Геническ, поселился на монастырском подворье Кизилташской киновии и стал петь в монастырском хоре. Певчим в церкви он служил и после возвращения в свое село.

Зимой 1917 г. его призвали в армию, он попадает в плен. После побега из лагеря военнопленных Стефан возвратился в родное село, служил в храме Казанской иконы Богородицы псаломщиком, обзавелся семьей.

В начале апреля 1923 г. Стефан резко меняет жизнь: оставив дом, отправляется в Москву. За проповедь на похоронах патриаршего архидиакона Константина Розова, Стефана арестовывают. В связи с тем, что в милиции он отказывается отвечать на вопросы, попал в ГПУ и был осужден на три года заключения в Соловецком лагере особого назначения. По окончании срока наказания его отправляют в ссылку в Туркестан.

В 1932 г. Стефан Наливайко возвращается в родную Константиновку, где организовывает церковную общину и добивается открытия храма. После этого в жизни Стефана были еще преследования, аресты, тюрьмы.

Свой последний, четвертый, срок он получил 7 апреля 1941 г. Его приговорили к пяти годам заключения в Норильском исправительно-трудовом лагере, откуда он уже на свободу не вышел.

12 февраля 1945 г. он умер в заточении от голода.

День памяти мч. Стефана совершается 12 февраля (н. ст.).

Опубликована: 24.10.2017